Черная гвардия Короля

Автор: jedi

Третья часть из цикла авторских статей будет полностью посвящена оценке участия военнослужащих ВС Республики Судан на стороне саудовской коалиции и части армии, лояльной президенту Хади, в гражданской войне в Йемене. При анализе использовались материалы с аккаунтов суданских солдат в Facebook (тут ветераны lostarmour вспомнят поиски бронетехники в 2014-2015 годах во время войны на Донбассе).

Итак, на следующее утро после первых авиаударов Саудовской коалиции по позициям “хуситов и мятежных частей армии Йемене” сразу четыре страны объявили о готовности отправить свои войска для наземной операции: Египет, Иордания, Пакистан и Судан. Но выполнить это обещание смогли “не только лишь все, мало кто может это делать (c)”.

Перечислим полный список стран, принимающих и принимавших участие в деятельности коалиции, и обозначим их роль.

Саудовская Аравия

Лидер коалиции, координатор и самый активный разносчик легитимности на крыльях 100 самолетов своих ВВС, “основной танцор хадистов на севере страны”, поставляющий им все, начиная от продовольствия и обмундирования, заканчивая оружием и военной техникой. Так же активное участие в войне на территории Йемена принимают Силы специального назначения Королевства, а в боях на границе участвуют так же Национальная гвардия и другие соединения ВС КСА, в т.ч. бронетанковые.

Объединенные Арабские Эмираты

Главный соперник КСА по коалиции, чьи интересы часто идут вразрез с интересами лидера, основной спонсор и поставщик техники и оружия для Южного сопротивления. Вооруженные силы страны принимали участие в операциях по освобождению южных провинций летом 2015 года, а также особенно активно – наступление на Мариб в сентябре 2015 года и на Западном побережье в 2017-2018 годах.

Бахрейн

Карликовое государство задействовало в войне 15 самолетов и отправило небольшое количество военнослужащих, которые участвовали в боях за Мариб в 2015 году, а сейчас продолжают участвовать в охране государственной границы КСА.

Кувейт

Кувейт ограничился участием 15 самолетов, по официальным данным военнослужащие отправлены не были, но на границе с КСА была замечена их артиллерия.

Катар

Другое карликовое государство с большими амбициями отправило на защиту границ КСА 1000 солдат и задействовали 10 самолетов. Летом 2017 года Катар был изгнан из Арабской коалиции после обвинений в поддержке террористических группировок. Считается, что Катар сыграл важную роль в неудачах коалиции в Йемене.

Иордания

Иордания ограничились отправкой 6 самолетов, так сбыли ненужный хлам со своих складов для поставок его хадистам за счет КСА, разумеется.

Марокко

Марокко задействовали 6 самолетов и 1500 солдат, которые до Йемена, похоже, не доехали, в 2018 году были сообщения о начале вывода ВВС страны из операции.

Египет

В 2017 президент Египта заявил о готовности отправить 40000 солдат в Йемен, но до этого не смог отправить и 800 солдат. В данном случае Египет фактически кинул своего главного кредитора – Саудовскую Аравию.

Сенегал

Судя по всему, ничего и никого не отправил, и вся поддержка была лишь на словах – обещанные 2100 солдат так и не доехали до Йемена.

Судан

Судан задействовал 4 бомбардировщика и послал на войну, по разным данным, до 10000 военнослужащих.

Также в операции на вторых ролях задействованы США, некоторые страны НАТО, Турция и многие другие. Основная их цель – логистика, разведка, поставки оружия, моральная поддержка и прочее, однако, по некоторым данным, ВС США принимали и принимают ограниченное участие в боях на саудовско-йеменской границе.

Фактически, основные финансовые обязательства и осуществление авиаударов осуществляются двумя странами – Саудовской Аравией и ОАЭ, а всю “черную работу” выполняют такие же черные герои нашего очерка – суданские военнослужащие.

Глава 1 – Участие ВВС Судана

Суданские Су-24М прибыли на авиабазу King Khalid в Khamis Mushait практически сразу после объявления войны - в конце марта 2015 года. Достоверные сведения есть только об участии двух самолетов с бортовыми номерами 101 и 104 из четырех заявленных.

Суданские пилоты в Саудовской Аравии

В первые дни войны хуситы заявляли о поражении одного из суданских самолетов в небе над Йеменом, но позднее эта информация не подтвердилась.

Участвуют ли они в операции на данный момент, неизвестно (скорее всего, нет), но последний раз они были замечены на территории базы в декабре 2015 года, позже информация об их участии не поступала.

Стоит упомянуть один достаточно интересный эпизод, о котором нам напомнил один из пользователей. 26 декабря 2015 года белорусский Boeing 747-200 компании "Трансавиаэкспорт", перевозящий некий секретный груз (по утверждению The Aviation Herald на борту было 100 тонн авиабомб для Су-24М), совершил жесткую посадку на все той же авиабазе King Khalid. Представители авиакомпании сначала опровергали появившуюся информацию, утверждая, что самолет с указанным в публикации регистрационным номером в то время был в США. Однако позже признали, что второй Boeing, находящийся в распоряжении компании, попал в аварию на авиабазе Саудовской Аравии.

В целом же роль суданских Су-24М на фоне всей задействованной авиации сил Коалиции незначительна – менее одного процента.

Глава 2 – Высадка в Адене

После значительных успехов на юге Йемена Саудовская коалиция попыталась как можно скорее вернуть Хади на йеменский трон, однако для этого требовались солдаты, оружие и техника. И если со вторым и третьим компонентов успеха проблем не возникло, то с пополнением рядов войска Легитимного возникли сложности.

Фактически коалиция, хадисты и южане вели и ведут войну на два фронта – борьба с хуситами и сторонниками Салеха на севере и удержание позиций на Юге, где особенно активны ячейки террористических организаций АКАП и местного филиала ИГ. Также сказывается нехватка опытных солдат и офицеров в рядах армии Хади.

Поскольку сами монархии Аравийского полуострова (Бахрейн, Катар, Кувейт) не горели желанием посылать на убой тысячи своих солдат на войну, а некоторые (Египет, Марокко и Сенегал) сразу слились, то единственной страной, готовой реально предоставить свои вооруженные силы, стал Судан, у которого уже был опыт участия в миротворческой миссии на территории Коморских островов в 2001-2008 годах.

Отчасти сыграл фактор обещаний Саудовской Аравии вложиться в развитие промышленности и сельского хозяйства Судана, а также помощь в снятии экономических и политических санкций со стороны Запада – ведь Судан с 1993 года входит в список стран-спонсоров терроризма, а президент (диктатор) Омар Аль-Башир считается международным преступником, организатором геноцида и преследуется Международным уголовным судом. Такими достижениями не сможет похвастаться, пожалуй, никто из ныне живущих правителей. Забегая наперед, можно добавить, что США действительно сняли часть экономических ограничений.

Немного поторговавшись, в начале сентября спикер вооруженных сил Судана генерал Al-Sawarmi Khalid Saeed объявил о готовности послать контингент войск в Йемен для участия в наземной операции. Сказано - сделано!

17 октября 2015 года сотни военнослужащих ВС Судана со своей техникой, в частности БТР-70МБ1 и пикапами торжественно высадились в Адене. Первоначально заявленная численность планируемого подкрепления в 6000 солдат постепенно увеличилась до 10000 солдат. Считается, что это число поддерживается до сих пор за счет ротаций. Как правило, рядовой состав суданской армии находится в Йемене не более полугода.

Подразделения, в котором воюют суданские солдаты, называются Лива (бригада) “Аль-Хазм”, всего существует как минимум три бригады “Аль-Хазм” (لواء الحزم), причем вторая и третья чаще всего упоминается при обозначении солдат ВС Судана, размещенных на границе Йемена и КСА, первая, соответственно, участвует в боях на территории южных провинций Йемена, Таиза и Ходейды.

В рядах суданцев в Йемене были замечены представители практически всех родов войск Судана – мотострелковые, бронетанковые, воздушно-десантные, артиллеристы, спецназ, военная полиция и другие, в том числе Управление разведки и безопасности. В вопросе, из каких подразделений собраны бригады "Аль-Хазм", разобраться смогут, наверное, только сами суданцы. Скорее всего, бригады Аль-Хазм позиционируются как нечто вроде экспедиционного корпуса ВС Судана. Далее представлены записи учений бригад "Аль-Хазм".

Глава 3 – Техника ВС Судана в Йемене

Как уже было сказано, суданцы в Йемен приехали не с пустыми руками – еще во время высадки в порту Адена можно было заметить бронетранспортеры БТР-70МБ1, раннее поставленные из Республики Беларусь. Количество бронетранспортеров у Первой бригады Аль-Хазм можно оценить минимум в 6 единиц.

Также в Йемен приехали суданские пикапы и технички, вооруженные крупнокалиберными пулеметами и гранатометами, с необычным для Йемена камуфляжем.

Позже, во время боев в районе лагеря Халид были замечены БРДМ-2 суданского производства, именуемые Al-Amir 2. От отечественных они отличаются более мощным дизельным двигателем Isuzu 6HH-1 и измененной конструкцией выхлопной трубы. 

Также формирования ВС Судана в Йемене значительно усилили эмиратовскими Caiman и Oshkosh из поставок техники для южных подразделений.

У пограничных бригад Аль-Хазм (второй и третьей) парк военной техники немного разнообразнее - помимо 4 БТР-70МБ1 также были поставлены не менее 4 танков Т-72АВ, который суданцы называют Al-Zubair 1. По утверждениям суданцев у "их" танка нет автомата заряжания - его роль выполняет специально обученный афроафриканец. Однако один из комрадов заметил, что на танке установлена явно не 105 мм нарезная пушка типа M68, а более массивная и длинная штатная 2А46 калибром 125 мм. Также работу автомата заряжания можно замитить на видеозаписи с учений.

Вероятно, данный "трюк" проделан суданцами с целью сокрытия факта поступления танков и комплектующих в Судан в обход санкций.

Также суданцы привезли с собой некоторое количество бронеавтомобилей Sarsar-1 (скорее всего, на базе Toyota), часть из которых были переданы хадистам, воюющим на границе, а также лояльным Хади южанам в Адене. Скорее всего, автомобили были выкуплены правительством Саудовской Аравии, о чем свидетельствуют флаги на лобовых стеклах.

Пограничную также бригаду усилили большим количеством пикапов и гораздо меньшим числом спецназовских Oshkosh, Cougar и Al-Shibl 2.

Глава 4 – Операции в Южном Йемене

Первое время после ввода войск Судана на территорию Йемена, суданцы оставались на вторых ролях: занимались обучением частей йеменской армии, обслуживали технику, охраняли правительственные и промышленные объекты в Адене и других областях Южного Йемена – Шабве, Абьяне и Хадрамауте.

Первые потери они понесли 29 января 2016 года в Адене, тогда погиб сержант Haitham At-Toyib Hamid, обстоятельства его гибели не сообщались.

Также суданцы поучаствовали практически во всех операциях коалиции в Южном Йемене, начиная с января 2016 года, но исключительно в роли команды поддержки. Так, они были замечены во время операций против АКАП в Адене-Абьяне и в боях в аэропорту Аден с южнойеменскими сепаратистами в марте 2017 года.

Бои с АКАП в Абьяне

Бои в аэропорту Адена

Глава 5 – Операция Золотая стрела

Более активно суданцы участвовали в масштабной операции коалиции и их союзников по захвату побережья Красного моря, начавшейся в январе 2017 года. На данный момент (май 2018 года) антихуситским силам удалось занять побережье от Баб-аль-Мандеб в Таизе до города Хайс в Худейде, а также значительно продвинуться в районах Mawza и Al-Waziyah к западу от города Таиз.

Колонна из шести БТР-70МБ1 и суданские военные впервые засветились в 20-х числа января, во время наступления на портовый город Мохка. Судьба пяти БТРов не известна, но больше они никогда не светились. Чуть позже, к лету, суданцев начали пересаживать на МРАПы Oshkosh и Caiman.

В начале апреля их перебросили для участия в боях за гору Аль-Нар, где они по официальным данным потеряли 5 человек убитыми и 22 раненными. Несмотря на то, что в Таизе было много суданских военнослужащих они по большей части они продолжили выполнять второстепенные задачи: охрана блок-постов и разминирование местности.

В декабре с началом наступления на Ходейду суданцы также были задействованы, хотя основная роль по-прежнему легла на плечи южных бригад Аль-Амалика и бойцов Тарика Салеха из Республиканской гвардии.

На страницах суданцев из первой бригады удалось найти крайне мало фотографий, в основном ничего особенного – ни фотографий подбитой техники, ни точных данных о месторасположении полевых лагерей нам получить не удалось, однако скорее всего они находятся где-то в районе Аль-Мокха.

Распространение получил факт изнасилования суданским военнослужащим йеменской девочки в районе лагеря Абу Муса Аль-Ашари в Аль-Кхукха на юге провинции Худейда. Преступление возмутило не только противников, но и йеменских союзников Арабской коалиции.

Глава 6 – Миди

Миди - небольшой, но стратегически важный городок у границы с Саудовской Аравией площадью всего пару квадратных километров ещё с конца 2015 года стал костью в горле у Саудовской коалиции и несмотря на многочисленные авианалеты, которые превратили город в руины, взять его не удавалось вплоть до апреля 2018 года.

За более чем год активных боев до мая 2017 года ряды Пятого военного округа армии Хади значительно поредели, о чем может свидетельствовать обветшалое кладбище в пустыне, где надгробия сделаны из обломков бетона.

Если к апрелю южане несмотря на то, что хуситы оказывают сопротивление, достаточно успешно продвигалась на побережье Таиза, захватывая все больше населенных пунктов, то в Миди тем временем армия Хади фактически стояла на месте, попеременно отдавая и забирая пустынные территории к северу от города. Поэтому в том же апреле 2017 года командование армии Судана изъявили желание присоединиться к операции по захвату Худейды с севера, тогда же началось формирование второй, а потом и третьей бригад Аль-Хазм.

22 мая 2017 года новая бригада получила крайне неудачное боевое крещение – в Миди всего за день погибли 17 солдат и 4 офицера, так же был уничтожен один из танков и сожжены несколько пикапов. В интернете удалось найти моменты того дня от лица обеих сторон конфликта.

Все лето суданцы, к тому моменту усиленные техникой КСА, провели в безуспешных попытках захватить город Миди, и только к концу августа им (под ними я имею в виду суданцев, которых там было, скорее всего, даже больше чем хадистов) удалось зайти в восточные пригороды Миди.

Воевали суданцы активно как никогда ранее – в итоге 25 сентября один из командиров ВС Судана генерал Muhammed Hamdan Hamidati признал гибель 412 солдат суданской армии, из них 14 офицеров(!). Для сравнения – до 13 мая официальные потери были всего лишь 8 человек. 404 суданца погибли чуть более чем за четыре месяца, и практически все в Миди.

Следующий крупный залет суданцев состоялся 20 января 2018 года, на этот раз погибли 37 суданских солдат и были оставлены два бронеавтомобиля Sarsar-1. Причем автору без затруднений удалось найти в том же Facebook фотографии полутора десятков погибших в тот день солдат ВС Судана, в том числе одного офицера. И в этот раз удалось найти видеозапись боя глазами хуситов и суданцев.

Местность в Миди, снятая с коптера в конце января 2018 года, 4 февраля 19 из погибших в тот день суданских военных были похоронены на кладбище Аль-Бакиа в Медине.

Ну и финальный аккорд прозвучал 5 апреля в последние дни обороны города, когда суданская бригада первой пошла в наступление на город, и как и два раза до этого, очень неудачно – на поле боя остались два БТРа и не меньше дюжины убитых суданских солдат, общие же потери могли составить несколько десятков солдат, также погибли несколько высокопоставленных офицеров.

И только через неделю суданцам и хадистам удалось занять северные районы города, закончив “ночной кошмар по имени Миди” – так на своей странице выразился один из про-саудовских журналистов из армии Хади.

В отличие от бойцов первой бригады, которые не очень любят делиться фотографиями в Facebook, пограничные бригады компенсируют этот недостаток с лихвой. Помимо сотен фотографий в стиле открыток и сэлфи, которые составляют примерно 75% контента, удалось выяснить, что суданцы из Аль-Хазм 2 и 3, выражаясь словами классиков с Первого канала, “живут веселее, но короче”. Помимо посещения святыни в Запретной мечети они так же посещают правительственные мероприятия и магазины в Саудовской Аравии, получают зарплату в саудовских риалах (которой очень гордятся), играют в футбол, устраивают концерты – просто санаторий, а не война.

Полевой лагерь суданцев расположен где-то в приграничье в Джизане, часто в локациях к фото попадает город Ahad Al-Masarihah в Джизане, поэтому автор делает ставку на пустынный район недалеко от городка Al-Tuwal, расположенный практически на границе, а место высадки, судя по частой локации - некий порт El-Washim в Джизане.

Глава 7 – Граница

К 2018 году роль суданских военных в охране границ Саудовской Аравии значительно увеличилась – помимо Миди и Харад в провинции Хадже, суданцы все чаще попадают в прицел видео- и фотокамер (а также винтовок хуситов) в других локациях, однако информации об участии суданцев на других приграничных фронтах пока что немного.

Так, суданцы и/или их бронеавтомобили Sarsar-1 были замечены на трех других фронтах – Малахит, он же Jabal Marran (округи Al Dhaher, Shadaa и Razih) на границе с Джизаном, Алиб (округ Baqim) на границе Асиром и Al Buqa на границе с Наджраном. Причем если в конце 2017 года эти сведения подтверждались косвенно, то есть только через некрологи, то к апрелю 2018 года хуситы находили на границе паспорта и тела убитых ими суданцев, там же погибали и наемники из числа йеменцев.

В СМИ все чаще появляются слухи о том, что военные КСА по неким причинам планируют постепенно заменить бойцов из армии Хади на военнослужащих ВС Судана, также появлялись утверждения о возможном прибытии военных из Чада. Пока эта информация не может быть подтверждена на 100 процентов, хотя в друзьях у некоторых суданских военных можно найти солдат из Чада, и наоборот.

Очевидно, что правительство КСА уже давно пытается всеми силами оттеснить хуситов от своих южных границ, снизив при этом участие своих военных до минимума, и как следствие – снизить серьезные потери техники и личного состава.

Глава 8 – Потери ВС Судана

Потери личного состава во время войны до сих пор неизвестны. Первый суданец погиб в конце января 2016 года, и до начала мая 2017 года армия Судана официально потеряла всего лишь 8 человек убитыми, что довольно мало. Однако после кровопролитных боев в районе Миди всего лишь за четыре месяца потери по официальным данным возросли до 412 человек, то есть по 100 человек в месяц(!). С учетом того, что интенсивность боев с сентября значительно возросла, потери суданцев с учетом следующих шесть месяцев (октябрь 2017 – апрель 2018) могли превысить цифру в 1000-1200 человек. Кроме того, в какой-то момент убитых суданцев перестали увозить на родину и стали хоронили на кладбищах в Саудовской Аравии.

Потери техники также значительные:

Т-72АВ

В боях были потеряны три из четырех задействованных танка Т-72АВ, последний оставшийся танк был замечен 12 апреля во время боев за Миди.

БТР-70БМ1

В Миди были потеряны, предположительно, три бронетранспортера и еще один подбит в Худейде. Судьба еще пяти БТР-70МБ1, брошенных на штурм позиций хуситов в Таизе, неизвестна.

Sarsar-1

На границе были потеряны не менее 12 бронеавтомобилей суданского производства, часть из которых были переданы также подразделениям армии Хади, воюющим в тех же районах. Точное количество Sarsar-1 на границе по фото- и видеоматериалам можно оценить в 20-30 единиц.

 


Поделиться статьей:

Cвязанные ID:

IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
15081T-72AV2017-05-22Midi
FirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirst
IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
16989Streit Group Cobra2017-12-28Midi
FirstFirst
IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
17059Streit Group Cobra2018-01-20Midi
FirstFirstFirstFirst
IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
17060Streit Group Cobra2018-01-20Midi
FirstFirstFirstFirstFirst
IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
17725BTR-70MB12018-04-06Midi
FirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirstFirst
IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
17726BTR-70MB12018-04-06Midi
FirstFirstFirstFirstFirstFirst
IDТипб/нДатаМестоФлагПодразделение
17801T-72AV2018-04-23Al-Ramdah
FirstFirstFirstFirstFirstFirstFirst


comments powered by Disqus