Аргун, девятое (часть третья)

бои в треугольнике Аргун - Шали - Гудермес 7-11 января 2000 г.

Автор: pa1eo1og

Колонны шли и там их жгли,
Дым простирался до Москвы...
Чечня в огне

Паралелльно боевым действиям в Аргуне не менее драматические события разворачивались и в других местах. Утром девятого колонны с юга (относительно Аргуна, т.е со стороны Шали, Автуров и Сержень-Юрта) и с востока (Гудермес) почти одновременно вышли на свой маршрут. Первым нужно было в сторону Гудермеса, вторым, наоборот, требовалось проехать под Грозный. По-хорошему им бы разъехаться друг с другом где-нибудь под Джалкой, но не случилось.
Как было сказано выше, чеченцы организовали засады вдоль дорог и ждали. То, что колонны будут никто из них не сомневался: те шли изо дня в день, в обе стороны, в количестве. Возможно, была и конкретная информация по маршрутам (это вовсе не означает, что колонны кто-то "продал, сдал, променял на зеленые бумажки" и пр., - как правило, все куда как прозаичнее). Так или иначе, план боевиков реализовался.
Главный удар на колонны пришелся в треугольнике Мескер-Юрт - БП "Отвага - мост через речку Джалка.
Место боевики выбрали удачное. Со стороны Гудермеса к этой развилке тянулся удобный для засады лесной прогон. С обеих сторон его обступал Джалкинский лес. На некоторых участках лес отступал, обнажая широкие и плоские поляны. В случае засады такие места для колонн были наиболее опасны.
Основные огневые группы боевиков расположились у автомобильного моста через реку Джалка и по периметру поляны, раскинувшейся перед въездом на мост. Таким образом, машины, что сумели проскочить одну засаду, должны были испытать свою удачу еще раз - уже у моста. Расстояние между группами было небольшое, не более пары сотен метров. Так же боевики установили несколько СВУ: как минимум, два фугаса было точно. Один из них сработал, второй, позднее, снимет помощь со стороны Гудермеса.
Там же, недалеко от дороги, имелся заброшенный сарай-коровник, в котором боевики провели ночь перед нападением. Раскинувшийся вокруг лес позволял им незаметно перебрасывать личный состав на другие участки, эвакуировать раненных, уходить из под удара федеральных сил. На этом участке Хаттаб присутствовал лично.
Дорога от Мескер-Юрта и до развилки у Аргуна так же благоприятствовала для засады. Шоссе тянулось через бугристое поле, в складках которого и окопались боевики. Дорога здесь слегка возвышалась над полем и грузовики были более, чем удобной мишенью. В районе так же действовало несколько огневых групп боевиков. Одни встречали машины на выезде из Мескер-Юрта, вторые ловили колонну перед развилкой. За спиной у них был все тот же Джалкинский лес.


Район бд. Обозначения достаточно условны, исключительно для общего представления.

Nota bene. Наверное, отдельно нужно сказать о том, что состав колонн доподлинно узнать возможным не представляется в принципе. И если с "ленточкой" из Гудермеса в целом все понятно - то были машины 33 (большей частью) и 101 (меньшей) бригад ВВ, то с колонной со стороны Мескер-Юрта вопрос все еще открытый. Грузовики 2 ДОН (конкретно 451 полка оперативного назначения ВВ) там были в большинстве. Об этом можно уверенно говорить, оглядываясь на список погибших. Но с большой долей вероятности были там и другие. Например, машины ДОН-100 (шли колонной 9 января, в том же районе, имели потери, однако, где именно они попали под удар либо неизвестно, либо крайне противоречиво). Собственно, главный труд здесь - это точечный сбор информации по погибшим, который и позволит увидеть всю картину в целом. К сожалению, большая часть работы тут еще впереди, а безобразное отношение МО и МВД к учетным данным погибших ее никак не ускоряют.

Машины РМО 33 оброн за несколько мгновений до начала обстрела.

Из Гудермеса сводная колонна вышла в районе 8 утра. Машин было много, в охранении двигались несколько БТРов и ЗУшка на грузовике. Из-за проблем с техникой колонна фактически разделилась на несколько частей. Машины РМО (33 оброн), груженные разным скарбом (кровати, печки, кухни), оторвались от остальных и помчали в сторону Аргуна. Не отставали от них и несколько машин 101-ой осброн. В боевом охранении шел один БТР.

 

Описываемый бой. В начале показаны выход и приготовления боевиков.

Тем временем, боевики уже сидели в траншеях. Перед ними проскочил один "Урал", потом второй, в просвете между деревьями мелькнул силуэт "наливника". Рванул фугас. И все потонуло в стрекоте пулеметов и автоматов.

Машина , что попала под СВУ, похоже, слетела с дороги и там же сгорела. Остальная колонна, как и положено по уставу, дала по газам в попытке поскорее пройти опасный участок.
Один из "Уралов" (предположительно машина АЗДН 101-ой бригады) проскочил поляну, но проехать через мост у него не вышло: убило водителя (сгорел в кабине). Грузовик съехал на правую (по ходу движения) обочину и, проломившись через кустарник, уткнулся в ствол дерева. До моста ему оставалось каких-то метров двадцать. Под ураганным огнем боевиков, сидевшие внутри бойцы бросились в рассыпную. Одного из них пули настигли в десятке шагов от машины, двое других добежали до зарослей кустарника, залегли. Более подробно о них будет сказано чуть ниже.
Еще один "Урал", которому повезло проехать поляну, так же погиб перед самым мостом. Обстрелянная машина ушла влево (по ходу движения), съехав по откосу в реку. Водитель и пассажир погибли.
"Урал" 33 бригады (двухосный, довольно редкий), тащивший за собой КП-125 (прицеп полевой кухни) до моста не доехал. Встал посреди поляны, с большой дырой на месте водительского стекла. Внутри было не менее пяти бойцов, в т.ч. и женщина - повар Ирина Рыжова. Машину начали обстреливать сразу с нескольких направлений, отчего у нее сначала загорелся кунг, а после и кабина. Старшим здесь был лейтенант Дмитрий Андреев. Он помог выбраться Рыжовой и, похоже, собрал вокруг себя остальных бойцов. Судя по положению тел, все они пытались обороняться за машиной, но перед расчетом боевиков, что дежурил у моста, группа оказалась, как на ладони. Так у правого борта все и погибли. На видео, что боевик снимает из "зеленки" видно, что в какой-то момент от горящего "Урала" в сторону бросается чья-то фигура. Смог ли этот боец (а это именно наш боец, больше некому) выбраться неизвестно. Младший сержант Дмитрий Пустынный, получивший тяжелейшую контузию, до самой своей гибели открывал и закрывал заслонку печки, - "кашеварил".
Чуть позже группа боевиков подошла к "Уралу", добила раненных и забрала оружие.

  1. "Урал" 33 бригады с кухней, подбитый в центре поляны. 2. Фигура бойца, что рванул прочь от горящей машины. 3. Боевики обследуют грузовик. 4. Фото, снятое неизвестным (есть сведения, что это был британский журналист) на месте гибели "Урала": в кадре, как минимум, пятеро погибших. В центре, между двумя бойцами, Рыжова. Оригинал в хорошем качестве и другие фото автора обнаружить не удалось.

Пофамильно с кухни удалось идентифицировать лишь следующих бойцов: лейтенант Дмитрий Андреев, рядовой Ирина Рыжова, мл. сержант Дмитрий Пустынный.

Два или три грузовика сумели пробиться и через поляну, и через злополучный мост через Джалку. Как минимум, один из водителей был тяжело ранен (в живот), однако, несмотря на ранение смог дотянуть до развилки у блокпоста "Отвага".

Построили, поехали. Наш старлей и еще 4 человека в одной машине, оставшаяся часть роты в другой. Стояли в мастерских, в Гудермесе. Не доезжая до населенного пункта (не помню название) есть духовский блокпост, еще в первую компанию был. Вот на нем они нас и встретили. БТР раскромсали: он выскочил и получил из РПГ. Нам повезло: водила сумел провезти нас через речку, следом прорвались еще два или три "Урала" (помню смутно). Зеленка кончилась, поле. Впереди блок ОМОНа и какой-то населенный пункт. Вот у блока-то мы и тормознули. Точнее, водила дальше не мог, мы его с Панчей вытащили из кабины. Он был ранен в ногу и вроде бы в живот. В это время со стороны Грозного спецура прорвалась, Бай с лейтехой. Они-то и начали нас организовывать. Выставили посты, распределили парней. Минут через 10-20 задымились "бэхи" на горушке, и к нам через поле прибежали остатки солдат с них. Парни сказали, что они 200 бат, с Грозного. С зеленки долбил снайпер, потом начал работать чеховский миномет. Видно, что где-то рядышком сидел их корректировщик. Лейтеха запросил помощи у АЗДНщиков, чтобы те из ЗУшки накрыли чехов у блока, а мы за это время с крайних постов в окоп перебрались. Первые два снаряда ЗУ положила как раз напротив нас, через дорогу, и летеха их обматерил. Карнаух, падла, в прямом эфире начал передавать данные о колонне и потерях, спецура его за это обложил матом. Потом ЗУ вдарила перед зеленкой. Недолет, скорректировали на 300... и опа, миномет замолчал. За спиной в это время "Крокодил" утюжил кого-то в городке, сначала ПТУРами, а потом "шарманкой" своей. Чехи снова стали класть рядом мины, все ближе и ближе. Спасла "вертушка". Дали ей дымы, та начала садиться, думали раненых на ней отправить, а эти уроды на нее переключились. Вертушка ушла, а минометы долбанули еще по паре выстрелов и затихли.
Стемнело, всех нас предупредили, что у "Уралов" Бай ползает, мол, свои, не стреляйте. Ну а бравые ОМОНовцы видно не поняли, ну и... В итоге первый "Урал" загорелся, а Бай вернулся к нам. Повезло ему. В машинах нашли пожрать. Ели кильку - одну банку на шестерых, если не больше. "Урал" сгорел быстро. Изредка стрелял снайпер. Приблизительно засекли откуда, спровоцировали на выстрел, ну и лупанули в него из всего, что было. Завалили или нет не знаю, темно было, да и героев не было проверять. Где-то часа в два ночи услышали шум двигателей. Кто-то двигался по дороге. Мы заняли позиции, приготовились к стрельбе. Шли БТРы, за ними люди. Оказалось, наши. Вот, собственно, и все. После нас отправили спать; утром проснулись, а вокруг уже техника. Часов в 11-12 нас погрузили на "бэхи" и повезли обратно в Гудермес. В пути опознали парня, недалеко от блока чеховского. Это был наш сержант, с первой машины. После этого приехали в расположение, по обрывкам информации узнали о потерях; еще одна машина пропала. Спрыгнули с брони, Бай скомандывал оружие к осмотру. Подняли вверх стволы и пустыми выстрелами почтили память павших. Вот и вся моя история.
В той колоне рота РДиКС потеряла офицера (фамилию, к сожалению, не помню). Говорят пропал без вести сержант, погиб ефрейтор Сухацкий, рядовой Афоничев был ранен (умер в госпитале от заражения крови), его вынес парень на себе, фамилию тоже не помню, у нас был ранен Чура.

Иван М., 33 оброн

1. Сгоревший у блокпоста "Урал" (левая обочина по направлению от "Отваги" в Гудермес). На фото самарские милиционеры, приехавшие в качестве замены погибшим и раненным землякам. Снято вскоре после боев. 2. Развилка дорог. Справа на Аргун, слева, за тополями, на Мескер-Юрт. За фотографом дорога на Гудермес.

Судя по рассказу бойца с колонны, личный состав доехавших до развилки машин занял позиции не на самом блоке, а у дороги. Сам блокпост представлял из себя собранное из мешков с землей укрепление, а на обочине, примерно метрах в двадцати от дорожного полотна (и вдоль него) находились ходы сообщений и окопы, оставшиеся от 196 ОБОН. Туда же был приволочен строительный вагончик, который на половину своей высоты был обсыпан грунтом и утрамбован. С тыла его прикрывал небольшой островок лесополосы. До ВОВД отсюда было ≈ 2,5 км, до моста через Джалку ≈ 1,3 км. 

1. Оборудование окопа под АГС-17. Позади элеватор. 2. Уже оборудованный окоп. 3. Оборудование позиций на "Отваге" (декабрь, 1999).

Дежурная смена "Отваги" состояла из 15 человек из "Крепости", заступавших в наряд на сутки. С началом боев блокпост по общей схеме боевиков попал под удар огневых групп боевиков. Обстреливали его с двух сторон: со стороны р. Джалка и с южной стороны, где предположительно была траншея противника. Отряд занял оборону и начал огрызаться огнем (на блокпосте были АГС-17, РПГ и несколько расчетов ПКМ). В ходе боев на блоке погиб (осколок в голову) старший сержант Кузнецов Владимир Валерьевич (ОМОН УВД г. Тольятти, Орден Мужества посмертно).

1. Автодорога Аргун - "Отвага". Возвращение в ПВД после проведения инженерной разведки для обеспечения выдвижения очередной суточной смены на "Отвагу". По направлению: впереди справа - ПВД "Крепость" и далее ВОВД. Позади - место засады, куда попали СОБРы Западно-Сибирского РУБОП. Далее назад БП "Отвага". Слева арык, по которому СОБРы прошли в "Крепость" ночью с девятого на десятое января. 2. В окопах "Отваги". Слева на фото видно угол строительного вагончика. Стрелок целится в сторону элеватора. 3. Вид развилки дорог Гудермес - Аргун - Мескер-Юрт. Фото сделано из окопа. По направлению: слева Гудермес, справа Аргун. На первом фото наблюдается стопа мешков с землёй, используемых в качестве огневой точки. 4. Тополя, вдоль которых дорога уходит на Мескер-Юрт. (за фото и комментарии огромное спасибо Алексею, ПВД "Крепость").

Старший сержант Владимир Кузнецов (Орден Мужества посмертно).

Почему бойцы с колонны не переместились туда непонятно. Равно как и неясно, откуда на эту точку пришла помощь в лице "спецуры" и ЗУшки. Больше всего смущает то, что она якобы прибыла со стороны Грозного. Только вот как? С девяти утра через Аргун сделать это было уже невозможно (да и не видел её никто), а в любом другом случае проезд возможен только через южное направление, т.е. по той же самой дороге, по которой в то время шли колонны от Мескер-Юрта. Поэтому наиболее вероятным представляется вариант, где они не доехали до Аргуна из-за обстрела и были вынуждены вернуться на блок, либо же стояли на том БП изначально, в качестве усиления на момент прохода колонны. Тоже самое относится и к неизвестным БМП (предположительно они от 200 оисбат, но кто знает).
С места боя бойцы колонны видели, как вертолеты отработали по элеватору (хотя, напомню, те должны были ударить по зернохранилищу напротив ж/д-вокзала).

Вертолетная пара Ми-8 / Ми-24 в районе Аргуна утром 9 января.

Тем временем, к поляне, где была разбита колонна, подъехал БТР (из боевого охранения или же, возможно, машина 16 осн вв, подробности ниже). Только он высунулся из-за деревьев, как тут же получил из РПГ. Машина встала, но не загорелась. Хаттаб с РПГ-7, поднявшись во весь рост, на камеру, дал по нему еще один выстрел. Попал. Поднялся дым, но "коробка", похоже, снова не занялась. Больше она в объектив оператора боевиков не попадала.

1. Хаттаб с РПГ-7. 2. Подбитый БТР. 3. Боевики обстреливают зеленку у моста через р. Джалку. 4. Хаттаб у моста. 5. Съехавший в Джалку "Урал". 6. "Урал", что уткнулся в дерево. 7. Он же, рядом убитый боец, с автоматом - Хаттаб. 8. Тот же "Урал", позади видно отбойники моста.

Сколько машин было разбито у Джалки точно неизвестно. Очевидно, что тремя "Уралами", которые попали в кадры пропагандистского видео Хаттаба, список потерь колонны не исчерпывается. По сути, на видео представлены лишь те эпизоды, где участвовал лично Хаттаб, и те машины, к которым боевики смогли относительно свободно подойти.

То, что подход к подбитым машинам не был легкой прогулкой можно увидеть даже из видео с Хаттабом. Два трупа у них нарисовалось только в районе поляны, причем один из убитых боевиков еще совсем недавно "высокохудожественно" стрелял с колена по колонне. Не очень уверенно, активно поливая "зеленку" из ПК, боевики переходили и через дорогу у моста. Предположу, что все кто мог (и хотел) отстреливались до последнего, а сами боевики не рисковали и на рожон предпочитали не лезть. Автоматные перестрелки за кадром слышно почти на всем протяжении видео.

 

Описываемый эпизод с 4:23.

Эпизод с пленным, наверное, видел всякий, кто интересуется темой чеченского конфликта. На нем группа боевиков во главе с Хаттабом идет к горящему "Уралу" (предположительно машина АЗДН 101-ой бригады, подбита у моста через Джалку). Оператор стоит спиной к "зеленке" и лицом к машине, желая более удачного ракурса с иорданцем.
Боевик еще не знает, но у него за спиной прячутся два бойца с данного "Урала". Один за деревом, совсем рядом, второй чуть дальше, в кустарнике. Хаттаб ногой переворачивает убитого военнослужащего. Потом начинается небольшая суматоха, после чего оператор вылавливает объективом бойца, которого, наконец, заметили боевики. "Не бойся, - зовут они его из-за дерева. - Выходи! Что ты, как не мужчина!". У бойца - на вид срочник, - автомат, на боку подсумок под магазины. К нему подбегает Хаттаб, усаживает на колени, кричит, чтобы тот снял ремень. Спрашивает, сколько солдат было в машине. Боец отвечает, что, наверное, "должны быть еще".
Реши он подороже продать свою жизнь, то у него был хороший шанс: боевики подошли к нему достаточно близко (до "Урала" всего-то шагов тридцать-сорок) и при этом, похоже, они до последнего его не видели. На виду был и Хаттаб. Согласно последней информации (опознал сослуживец) бойца зовут Виктор Федоренко (есть на фото потерь ниже), он из 33 бригады ВВ. Дата смерти на его памятной плите: 09.01.2000 г.
Пока иорданец допрашивал срочника, группа боевиков углубилась в кустарник. Снова небольшая суматоха, за кадром раздается небольшой хлопок. Чеченцы пригибаются, но потом кто-то из них кричит, что все в порядке, мол, "он сам себя взорвал".

Раскадровка видео боевиков: 1) боец-срочник за деревом и Хаттаб 2) допрос 3) неудачный самоподрыв 4) попытка подняться и идти 5) гибель 6) пленный боец и боевики.

Дальше боевики обступают лежащего на спине бойца. Это уже не срочник. Кто именно - доподлинно неизвестно до сих пор. Предположение есть, но доказательства тому пока только косвенные. Так, один из бойцов 101-ой бригады опознал его, как своего офицера. По известным потерям у грозненцев за девятое число есть только один погибший офицер - майор Колесников Сергей Васильевич из артиллерийско-зенитного дивизиона бригады. Ремень на бойце тоже офицерский, не солдатский. И "разгрузка": для рядовых бойцов, особенно из АЗДН, она все же редкость. Ну и в завершении предлагаю читателю фото с памятной плиты на могиле. Качество изображения неважное, равно как и видео боевиков, однако, при всем при этом явное сходство все же наблюдается.

Майор Колесников. Скорее да, чем нет.

Подрывается он неудачно. На первый взгляд, кроме тяжелой контузии никаких других повреждений на нем не видно. Не пострадали и боевики, которых он - со слов одного из чеченцев, которого слышно за кадром, - пытался забрать с собой с фразой "давайте, ребят, прощайте". Оглядываясь на подвиг майора Филипова в Сирии, данный поступок заслуживает "Золотой Звезды" не меньше.

Затем один из боевиков пинает бойца в голову, орет "вставай, вставай!". Тот приходит в себя, ошеломленно озирается вокруг. Картина, надо признаться, душераздирающая. Боевики продолжают собираться вокруг воина, а тот лишь просит добить его. Его поднимают, однако, он делает лишь несколько шагов и валится на землю. Хаттаб предупреждает, что убьет, если тот не сможет идти. Воин снова поднимается, шатаясь из стороны в сторону, проходит еще с полдюжины шагов и снова падает. Слишком тяжелая контузия. Хаттаб хладнокровно убивает его из автомата.
Бойца-срочника, что сдался за деревом, боевики уводят вглубь "зеленки". Дальнейшая его судьба неизвестна.

Разбив головную часть колонны, боевики ушли вглубь леса, оставив у поляны заслоны. Помощь, что оперативно прибыла к месту боя, разблокировать трассу на этом участке не смогла (по крайней мере до темноты).

Наш отряд поздно вечером 8 января вернулся с двухсуточной операции. ПВД находился на северной окраине Гудермеса, на заброшенном автопредприятии. Командуюющий восточной группировкой объявил 9 января выходной с тем, чтобы мы привели в порядок себя, вооружение и технику. Однако около 10 часов 9 января меня вызвали в штаб, где сообщили, что где-то рядом с Аргуном на подъезде к реке Джалка обстреляна колонна тыла одной из дивизии внутренних войск. Колонна якобы ведет бой с 8 часов. Также стало известно, что Аргун блокирован и практически захвачен боевиками. Колонна как раз попала в засаду на дороге между селом Мескер-Юрт и развилкой дороги Аргун - Гудермес. Наверное, боевики приняли ее за выдвигающиеся к городу резервы. Мне было приказано выдвинуться на помощь колонне.
Было ясно, что на подступах к Аргуну наверняка могут быть засады. Исходя из этого, я поставил задачу командиру головного дозора. На дороге Гудермес - Аргун таких мест несколько. В том числе поляна, не доезжая реки Джалка. Мы выдвинулись четырься БТРами, по десять человек на каждом.
За поляной у реки был виден стоящий на дороге и горящий "Урал". Командир головного дозора остановил свой БТР, дал команду бойцам спешиться и идти в лес справа и слева от дороги и затем выйти на поляну. Остальная техника находилась в метрах двухстах позади. При выходе из леса головной дозор наткнулся на позиции боевиков. Вышел им в тыл. Начался бой. Выстрелом из РПГ был подбит наш головной БТР. Группу, которая двигалась слева от дороги, начали обходить. Правой же группе - той что шла справа от дороги - удалось выбить боевиков, поскольку их там было всего несколько человек. Основные же силы бандитов находились слева. Я дал команду всем спешиться и по правой стороне, по лесу идти к дозору. Технику же отогнал назад, поскольку в данных условиях она становилась весьма уязвимой.
Наводчик пулемета головного БТРа ефрейтор Андрей Пуськов после попадания первого выстрела РПГ вытащил раненого водителя (предположительно сержант Ермаков - прим. авт.) через правый кормовой люк и вернулся за пулемет. Было еще три попадания РПГ, БТР загорелся, однако Пуськов вел огонь до тех пор, пока группа, находящаяся слева от дороги, не вышла из угрожаемого охвата на нашу сторону. В БТР кроме штатного боекомплекта оставалось еще 8 огнеметов "Шмель". Каждую секунду БТР могло разорвать на клочки. Когда боеприпасы к пулеметы закончились, задыхающийся и контуженный ефрейтор Пуськов сумел выбраться через тот же кормовой люк, где его подхватили и помогли отойти в сторону. В этот момент раздался взрыв. Он был такой силы, что башня улетела метров на пятнадцать, а БТР разорвало по швам.
Бой шел уже минут пятнадцать. Трое раненных были отправлены к стоящей в удалении технике, где им оказывалась помощь. Было понятно, что боевики занимают хорошо оборудованные позиции и такими силами идти на них в лоб - самоубийство. Я доложил в штаб, вызвал вертушки, дал команду на отход и отпрвил одну группу на перехват возможно отходящего противника в направлении села Октябрьское.
Вертолеты отработали, подошло подкрепление (сводный батальон одной из бригад ВВ) на БМП.
С учетом всех задействованных сил пробиться к Мескер-Юрту удалось только 11 января.

Сергей Куликов, командир 16 оспн "Скиф" ВВ МВД РФ

Был под Джалкой с утра, когда колонна уже встряла. 16 ОСН СКИФ. Подняли по тревоге из Гудермеса, 3 коробками пошли туда. Прошли блокпост на полном ходу, на нем стоял БТР головной и Урал то ли с кроватями, то ли с каким то барахлом. Подъехали к месту, спешились, пошли вдоль дороги: справа шла разведка Отряда и 1 ГСН, с другой стороны 2 - 3 я ГСН. Сзади шел БТР. Вышли к месту, где горела техника. Помню машину с прицепом кухни, все машины съехали с дороги. Кстати, что запомнилось: перед подходом сняли фугас! Трое наших углубились в сторону леса. Пошла стрельба, заняли оборону, вступили в бой. БТР начал работать. В него попало около 3 выстрелов с РПГ-7. Наводчик стрелял до последнего. Водитель хотел покинуть машину через люк, но ему в лицо попал осколок, а в плечо - пуля, и он остался в броне. Когда начал гореть БК наводчик вытащил его из машины. Дали команду отойти. Пулемётчики успели поработать по полю, когда на еще были боевики. Вышли от туда с 2- 3 "300".
Кстати, там еще вертушки работали, и бойки одну вывели из строя. Она потом села в нашем ПВД в Гудермесе. Пилот ранен был, за ним борт прилетал.

боец 16 осн "Скиф" ВВ МВД РФ

Грамотно оценив ситуацию, командир "Скифов" принял решение отойти назад.
Узнав об обстреле, основная часть колонны с Гудермеса встала у н.п. Джалка. Досталось ли и ей точно неизвестно. Так или иначе, к обеду её уже вывели обратно в Гудермес (под прикрытием 101 бригады ВВ).

Разведка ГБО 16 ОСН СКИФ (Ростов-на-Дону) напротив Элеватора, дата 10 или 11 число.

С наступлением темноты боевики сняли уже и заслоны. К блоку подошла колонна помощи. На поляне у речки приземлился вертолет Ми-8 для эвакуации раненных.

Посадочные огни пехота зажгла в гильзах от снарядов, ветошь туда напихали. Только сели, вижу – огоньков уже нет, бойцы их быстренько потушили. Сане говорю: «Бери управление, я пойду разбираться». Оказалось, мы сели на дороге, а рядом – лес. От деревьев до края винта оставалось полтора-два метра.
Решил не идти по дороге, а сразу залез в придорожную канаву. По этой канаве и двинулся в ту сторону, где днём БТР стоял. Наткнулся на БТР. Около него какой-то мужик в каске сидит и куда-то стреляет. Я его ногой двинул: «Я лётчик, где раненые у вас?». Он: «Да отвали ты! Тут все раненые, не до тебя». Кто нас звал, зачем я сюда прилетел? Я к другому БТРу – там тоже все стреляют. Во весь рост боюсь встать, пули летают. Вдруг из темноты начинают появляться носилки, раненые сами бредут. Убитых несут… Я говорю: «Там борттехник покажет, как грузить».
Возвращаюсь и спрашиваю у Сани: «Сколько загрузили?». – «Уже человек двадцать». Ну ладно, двадцать – это нормально. А их всё несут и несут… Уже двадцать пять. Говорю: «Больше не возьму».
Ещё вот что было плохо – у меня заправка полная. За сорок минут, пока летел, ну от силы литров пятьсот израсходовал. А у меня в баках – три пятьсот пятьдесят!
Тут ещё какие-то военные сами пришли и в вертолёт лезут. Гляжу: да они же вполне здоровые, с автоматами. Начинаю их отшивать. Они мне: мы контуженые, и всё тут!
Убитых принесли, человека четыре-пять. А в грузовой кабине и так уже люди штабелями под потолок. Мне их командир говорит: «Ну, куда я с убитыми? По рукам и ногам связали. За собой их, что ли, возить?». Говорю: «Ну, кидай, куда хочешь». Одного ко мне в кабину затащили, а остальных сверху на раненых бросили. Картина дичайшая, передать её словами просто невозможно… И в кабину я залезал, наступая даже на знаю, на кого и на что…
Сел на своё место, соображаю как бы взлететь… Трассеры летают совсем близко. Это уже на звук работающего двигателя ударили «духи». Вдребезги разлетелся радиокомпас – единственный прибор, который помогает лётчику выдерживать курс полёта при отсутствии видимости.
Как взлетать, куда взлетать?.. Смотрю: с одной стороны – лес, а с другой – вроде как поле. Про себя, как заклинание, повторяю: «Главное, не потянуть ручку на себя раньше времени… Главное, выдержать разгон скорости у земли… Выдержать глиссаду, не дрогнуть, не рвануть ручку…». Фару на секунду включил, начинаю отворачивать вправо с разгона. И тут Саня как заорёт: «Там провода!..». А мне куда деваться?.. Я – вертолёт в другую сторону!.. Деревья ширкают по корпусу, стрельба какая-то снова… Спасло нас только то, что выдержали разгон скорости и нижний край облачности – пятьдесят метров. Только взлетел – и сразу в облаках!

Полковник Бабушкин В. Н.

Теперь о самом грустном, о потерях. С вероятностью в 99,9% в сводной колонне из Гудермеса погибли:
  • от 33 оброн:
АНДРЕЕВ Дмитрий Михайлович (лейтенант), РЫЖОВА Ирина Леонидовна (рядовой), ФЕДОРЕНКО Виктор Васильевич (сержант), СУХАЦКИЙ Олег Петрович (рядовой), ПУСТЫННЫЙ Дмитрий Сергеевич (мл. сержант), МАНАКОВ Николай Владимирович, (ефрейтор), БУРДЮГОВ Николай Петрович (рядовой), СМОКТНИН Антон Витальевич (рядовой), АВКСЕНТЬЕВ Иван Александрович (ефрейтор), КУНАКОВ Константин Николаевич (рядовой), АФОНИЧЕВ Андрей Владимирович (рядовой, скончался 20 января в госпитале), ЛУГОВОЙ Алексей Евгеньевич (ст. лейтенант), УВАРОВ Андрей Игоревич (мл. сержант).
 
 
 
Погибшие бойцы 33 оброн, чьи фото удалось обнаружить (кроме вышеупомянутых с "кухни"): Авксентьев, Афоничев, Смоктнин, Сухацкий, Федоренко, Кунаков, Луговой, Уваров.
  • от 101 осброн:

БОРОВЛЕВ Александр Николаевич (старший прапорщик), КОЛЕСНИКОВ Сергей Васильевич (майор), ЛИТВИНОВ Павел Викторович (рядовой, водитель), МАТЮХА Иван Александрович (рядовой, водитель).


 

По 101-ой пока только так: Литвинов и Колесников.

В сумме получается 17 человек, но очевидно, что это не все бойцы. В работе по-прежнему находится список из более чем дюжины фамилий погибших в Чечне 9 января. Скорее всего, не все они были в этой колонне, но кто-то - наверняка.

В конце, наверное, стоит упомянуть и отделение сводного отряда ДВ УВДТ ("дальневосточники", ПВД ж/д станция "Аргун"), которое дежурило у железнодорожного моста через р. Джалку (километра на два-три севернее автомобильного моста через реку). С началом боев ст. лейтенант милиции Валерий Насон увел тамошних бойцов с укреплений моста в лес (был ли у них огневой контакт с боевиками или же они просто решили не испытывать судьбу до конца непонятно). К своим (на укрепбазу Самарского ОМОНа) они вышли лишь через четыре дня, без потерь.

Сколько боевиков было убито у Джалки неизвестно. Потери у них были точно, это видно даже по пропагандистскому видео (Хаттаб подвязывает убитому подбородок, рядом лежит еще один). Само видео засады получило широкое распостранение. Существует несколько его редакций, но в целом - за исключением нескольких малозначимых эпизодов, - все они идентичны. В фильме "Хаттаб. Меч Ислама" иорданец рассказывает о том, что главной его задачей было отвлечь федеральные силы от штурма Грозного, и это - учитывая его непростые отношения с многими чеченскими командирами-антиваххабистами, - звучит довольно странно и лукаво. Так же в фильме Хаттаб утверждает, что суммарные их силы насчитывали 400 человек. Сначала ими была атакована группа из 10 машин, потом из 12, потом еще из 4. Наверное, здесь речь идет все же о боях во всем треугольнике. Перечислены полевые командиры, что были под его началом: Абу Джафар, Рамадан, Якуб, Абдус Самад. В конце иорданец заливает о сотнях убитых солдат и 47 подбитых машинах. Это, конечно, брехня. На дорогах было подбито не более двух десятков машин и бронетехники (со всех направлений), а погибших списочно не более 30-40 человек.

О боях в районе Мескер-Юрта будет сказано в последней части материала.


Поделиться статьей:


comments powered by Disqus