Мечи и палачи. Часть 1

О развитии

Автор: andrewbek

Поговорим друзья еще раз о таком виде холодного европейского оружия, как палаческие мечи. В средние века преступников казнили различными способами. Их вешали, колесовали, четвертовали, заливали в горло различные малопитательные жидкости, карали анально с помощью всяческих деревянных изделий, сжигали и т.д. и т.п. В общем и целом, предки проявляли в этом деле изрядную творческую жилку. Одной из самых милосердных казней в это славное, простое время было обезглавливание. Несмотря на некую дикость, для современного человека, термина «милосердие» относительно казни путем отрубания головы, по сравнению с иными затейливыми способами лишения преступника жизни, это была действительно легкая и быстрая смерть.

Четвертование с помощью меча и лошадей

Колесование с помощью лома.

Как правило, бошки преступникам в случае их приговаривания к обезглавливанию сносили топором, уложив предварительно выю болезного на плаху. Однако, примерно с 13 века в этих целях стали использовать и такой вид оружия, как меч. Обезглавливание мечом было примяняемо в основном к представителям знати и аристократии, ибо меч считался оружием «благородным», «рыцарским», в отличии от крестьянского «грубого» топора. С другой стороны, для подобного применения меча имелись и практические причины: клинок меча имел иную геометрию, иную заточку, нежели у топора и рез получался более «чистым», таким образом казнимый испытывал меньше мучений. Хотя подтвердить данный факт по известным причинам никто из тех, кому отрубили голову мечом так и не смог.

Сажание на кол

Ситуация стала меняться примерно с 16 века, когда мечом стали все чаще казнить и представителей бюргерского сословия. Именно к этому периоду относится появление специализированного типа мечей для палачей.
Правда и тут есть некий нюанс. Одновременно существовали и собственно палаческие мечи и «мечи правосудия». Причем последние собственно не использовались при казни, а являлись церемониальным оружием. Однако, к середине 17 века, различия между ними практически исчезли, по причине того, что довольно часто функции палача исполнял как раз один из судей, как правило самый младший по возрасту (ай-ай, оказывается и в те патриархальные времена уже существовала «дедовщина»). Впрочем, иногда приговор в исполнение приводил обвинитель лично. Ну шо вы таки хотите- нравы были весьма и весьма простецкие.

А уж к 18 веку, «судейские» и палаческие мечи вообще слились в одно понятие. И если в английском языке еще сохранялось некое различие в терминологии, то в немецком их стали называть одним и тем же словом «Richtschwert» (буквально «судейский меч»). Церемониальный меч правосудия хранился в помещении суда и его торжественно выносили к месту процесса, либо казни. При этом судья нес его прямо перед собой, тем самым символизируя свою власть над жизнью и смертью осужденного/подсудимого. Например, при оглашении приговора в суде Нюрнберга судья восседал в судейском кресле, держа в левой руке белый жезл, а в правой меч правосудия с двумя латными перчатками, примотанными к рукояти. При этом и церемониальные мечи и палаческие, как правило, были богато украшены назидательными сюжетами и поучительными надписями.

Меч палача, чаще всего был его личной собственностью, так сказать «орудием производства», и часто передавался от отца к сыну. Хотя известны случаи приобретения мечей для палачей и за счет «работодателя». Тем не менее, в большинстве случаев, это было качественное и весьма дорогое оружие работы известных мастеров. Практически на всех подобных сохранившихся мечах присутствуют изображения и надписи, напоминающие об их мрачном предназначении. На клинке часто изображали виселицы, колесо для колесования, Деву Марию, святую Екатерину, распятие и т.д. и т.п. Нередко на мече можно встретить и имя его владельца-палача. Не реже попадаются цитаты из Библии, или моралистические стихотворения. Ведь и палачам не чуждо чувство прекрасного))).

«Если я сей меч поднимаю,
То грешнику вечной жизни желаю;
Смертельным ударом моим поражен,
В небесное царство отправится он!»

Не Пушкин, конечно, и не Байрон, но сделайте скидку на профессию автора))). Кроме того на клинках мечей очень часто присутствую клейма и фамилии оружейников их изготовивших, что говорит о качестве и высокой стоимости подобного оружия. Изображение же на клинках виселиц и колес для колесования напоминало приговоренному еще и о том, что для него отрубание головы является милостью. Ведь все могло закончится несравнимо хуже. Напомню, что повешение в средневековье вообще было позорным видом казни, а колесование несравнимо более мучительно нежели обезглавливание. А тут всего лишь усекновение головы. Цени момент злодей!

Пытка водой

По сведениям оружиеведа Томаса Лайбле, самый ранний из дошедших до нас подобных мечей произведен в 1540 году. Большинство же сохранившихся палаческих мечей сделано в 17 веке. Применялись они в Европе довольно широко вплоть до конца 18 века. А последний зафиксированный случай применения Richtschwert,а в Германии относится к 1893 году.
Форма мечей для экзекуции оставалась неизменной на протяжении всего их существования, вплоть до конца 18 века, когда они постепенно вышли из употребления. Почти все палаческие мечи отличаются прямым, широким двулезвийным клинком, линзовидным в сечении, иногда на них присутствует дол. Различия мечей в основном наблюдаются в их отделке, декоре и в длине. Клинок у таких мечей был либо с закругленным острием, либо вообще острие было так сказать "тупиём", так как исходя из предназначения никто никого им колоть не собирался. Заточку рабочих поверхностей мечи для обезглавливания имели практически бритвенную, весьма отличную от боевого оружия той эпохи. Ведь голову в идеале надо было смахнуть одним ударом. А приговоренные, как правило, на эшафоте были уже без доспеха))). Кроме того и баланс палаческого меча был отличен от боевого оружия, по тем же самым причинам. Палач наносил один-единственный удар в строго определенное место. К тому же приговоренный в этот момент мог дернуться и головорубу приходилось еще и корректировать клинок в момент удара, то есть вообще в самый последний миг. Всем этим и объясняется своеобразная форма и баланс данного вида оружия.

Невзирая на то, что палаческий меч изготавливался из высококачественных материалов, специфика его применения требовала постоянно поддерживать его заточенным до невероятной остроты. Несмотря на то, что в момент казни приговоренным оголяли шею, отрезали длинные волосы, или заправляли их под головной убор, клинок тупился довольно быстро. При массовых казнях палачу, приходилось иметь несколько мечей под замену, ибо после трех- четырех обезглавливаний клинок был уже «не тот». Так, во время казни предводителей антигабсбургского восстания в Праге, палач обезглавил мечом 21 человека, четырежды сменив «инструмент». Естественно это касалось высококлассных профессионалов, мастеров палаческого искусства. Остальным на остроту клинка было плевать. Хотя это было чревато, но об этом ниже.

Знаменитый парижский палач Сансон сетовал на то, что: «…после каждой казни клинок меча не находится больше в надлежащем состоянии для производства следующей. Меч надо снова направлять и оттачивать, и если казнь должна быть совершена над несколькими, то надо иметь достаточное количество заготовленных мечей. Это создает большие трудности и расходы. Часто случалось, что мечи ломались при подобных казнях». Сансон также говорил, что он лично владеет двумя специально для него изготовленными мечами, дарованными ему парижским парламентом, и каждый из них имеет стоимость по 600 ливров. Учитывая цену коровы в то время в 15-20 ливров, не остается ничего иного, кроме как искренне посочувствовать мсье Сансону.

Размер палаческого меча в среднем составлял от 800 до 1500 мм в длину, хотя чаще всего от 1000 до 1200 мм, ширина клинка составляла от 50 до 80 мм, а вес в пределах от 1500 до 2300 грамм. Само собой, что какого-то стандарта не было вообще, от слова совсем. Оружие изготавливалось индивидуально, часто под конкретного палача, с учетом его физических параметров и возможностей. Тот же мсье Сансон, о котором шла речь выше, так описывал свой меч в известных мемуарах: «Это оружие было четырех футов длины, с тонким, но довольно широким клинком. Конец меча был округлен, а в середине клинка находилось углубление, в котором было вырезано слово «Правосудие». Рукоять меча была из кованого железа, и имела около десяти дюймов длины».

Иногда у кончика клинка делалось отверстие/отверстия. По основной версии они предназначались для подвешивания меча на стену. По другой - в них в 17 -18 веках палачи вкладывали свинцовую пулю для усиления удара. Хотя вторая версия представляется идиотской. Кроме того, уже в 18 веке бытует легенда о том, что в клинках некоторых палаческих мечей сделана продолговатая полость, частично заполненная ртутью. При ударе, за счет центробежного ускорения, ртуть стремилась к кончику клинка меча придавая его движению дополнительную мощь. Надо сразу сказать, что ни одного меча с этим хитрым «ртутным ускорителем» оружиеведам не известно. Существовала байка и о том, что меч, после 100 казней палач хоронил где-то на кладбище, или в уединенном месте, ибо оружие «испившее столько крови» становится «черным». Фактических доказательств захоронений палачами дорогостоящего орудия производства, на данный момент не существует.

Рукоять меча делалась под двуручный или полуторный хват.

Архитипический германский Richtschwert , второй половины 17 века. Общая длина 1100 мм, длина клинка 850 мм, ширина клинка у пяты 54 мм, вес 1643 грамма. Клинок прямой, двулезвийный, линзовидный, без острия.

Изображения виселицы и колеса для колесования на голоменях клинка. Изображения наесены методом таушировки - инкрустации медной проволоки в сталь клинка.

Окончание клинка меч. Острие тут не скажешь, ибо это как раз типичное "тупиё". Хорошо видны отверстия у кончика клинка.

 

Чаще всего меч палача не имел ножен. Но если они имелись, то в них как правило делались отделения для ножей и иных инструментов, применяемых для особо квалифицированных видов казней, таких как потрошение, отрезание частей тела, сдирания кожи и т.д.

Например, как вот у этого меча 1569 года изготовления, с ножнами, портупеей ножом и шилом (свайкой?). Общая длина 1080 мм, вес 1340 грамм.

 

Клинок этого Richtschwert,а стальной, прямой, двулезвийный, в сечении линзовидный, с широким долом на 1/3 клинка. Острие отсутствует, кончик клинка закруглен и заточен до бритвенной остроты. На одной плоскости клинка методом таушировки изображено колесо для казни колесованием. На другой стилизованное изображение виселицы, на котором нанесена дата "1569". Эфес меча состоит из гарды, рукояти и навершия. Гарда меча прямая, стальная, в поперечнике овальная. Рукоять под полутораручный хват. Рукоять деревянная, бутылкообразной формы, округлая в сечении, обтянута кожей. Навершие стальное, массивное, в виде луковицы. Ножны меча деревянные, обтянуты кожей, у устья два кармашка для ножа и шила. Окончание ножен (бутероль) выполнена из серебра.

Казнь путем отрубания головы мечом была весьма распространена во всех германских землях, Фландрии, Франции, Испанских Нидерландах и Голландии. Реже сей способ уконтропупливания преступников применялся в Швеции и Речи Посполитой. Причем в Германии казни через обезглавливание мечом часто подвергались ведьмы и колдуны, приговоренные к сожжению на костре. В ходе печально известной "охоты на 1000 ведьм" развязанной князьями-архиепископами Вюрцбурга и Бамберга в 1620-1631 годах, приговоренным к костру ведьмам сначала отрубали голову, и лишь потом сжигали их тела в "очищающем огне". Надо ли говорить о том, что обезглавливание при этом проходило по части "милости явленной Господом нашим"?

В протестантской Пруссии с ведьмами поступали аналогично. При этом надо учесть, что головоруб, должен был при проведении казни явить толпе все свое искусство. В конце-то концов, люди пришли посмотреть на красивое, ритуализированное зрелище. Так надо соответствовать! Кстати, малоизвестный факт: в некоторых городах Германии 16-17 веков БРАЛИ ДЕНЬГИ за возможность посмотреть на публичную казнь преступников. Люди приходили с семьями, со жратвой и выпивкой, как на пикник. А тут какой-то неумеха им все удовольствие портит. Сволочь такая. Нередки были случаи, когда неумелых палачей закидывали из толпы зрителей всякой всячиной, вплоть до булыжников.

Так, В Нюрнберге, при казни неких Сюзанны и Ильзы, обвиненных в любовной связи с Люцифером, палач потребовал у городского совета охрану, на тот случай, если ему не удастся обезглавить ведьм с первого удара.

Германский Richtschwert 1650 года. Общая длина 1062 мм, длина клинка 838 мм. На голоменях клинка все те же изображения: виселица и колесо для колесования.

 

 

Последней ведьмой, казненной в Западной Европе с помощью обезглавливания мечом, была некая служанка Анна Гельдин, из города Гларус, в одном из швейцарских кантонов. Ее обвинили в наведении порчи на хозяйскую дочь. Это было между прочим в 1782 году!

Еще раз напомню, что отсечение головы в то время было смягчением приговора. Даже был введен специальный термин - "милосердие меча". В 1617 году, во Франции к казни была приговорена некая придворная дама - Леонора (Элеонора) Галигаи, якобы околдовавшая королеву Марию Медичи. Впрочем, злыя езыги, утверждали, что единственным преступлением молодой женщины, являлось колоссальное наследство, доставшееся ей от умершего мужа, маршала Д,Анкра (Кончини). Фаворит Людовика ХIII Альберт де Люинь, с целью завладеть имуществом вдовы, хотел ее обвинить в соучастии в убийстве короля Генриха IV. Когда этот вариант не прокатил, он воспользовался суевериями женщины, иногда гадавшей на внутренностях скота, и обвинил ее в колдовстве. По приказу короля ей сначало "милосердно" отрубили голову, и лишь потом бросили тело в костер.

Казнь Элеоноры Галигаи, гравюра 1617 года.

Отрубание головы с помощью меча требовало от палача высокой степени мастерства, отличного владения оружием и хорошей физической формы. Палачу необходимо было нанести один единственный точный удар, в большинстве случае практически в горизонтальной плоскости. Если "поциент" в этот момент дергался, то удар мог выйти "смазанным", что влекло к таким последствиям, как: неперерубание шеи с первого удара; попадание меча выше шеи; попадание меча ниже шеи. Все это вело к дополнительным страданиям казнимого, недовольству зрителей и падению реноме самого палача.

Подписной меч палача. Германия 1603 год. Клинок меча прямой, стальной, широкий, двулезвийный, с закругленным острием. В поперечном сечении линзовидный. Рукоять с проволочной обмоткой

под хват в поторы руки. Крестовина прямая, широкая. Навершие грушевидное граненое. Длина клинка 863 мм. На обеих сторонах клинка от крестовины на 254 мм идет медиальный дол. В доле надписи на старонемецком языке: "Fuehr durch deine Barmherzigteit ano 1603" с одной стороны и "herr Jesu Christ der du der Guender heiland" ( Господи Иисусе Христе, Спаситель человеков)с другой стороны, и "Martin Heintze/*zu Borna " на рикассо. Также на клинке глубоко выбито клеймо производителя в виде креста.  Martin Heintze упоминается как палач в различных немецких городах на севере между 1586 и 1606. В том числе и в г. Борна, что неподалеку от Лейпцига.

Опытные палачи мастерски владели своим оружием. Так, маршал де Бирон, казненный во Франции при короле Генрихе IV, стоя что-то говорил зрителям, собравшимся на его казнь, при этом оживленно жестикулируя. В это время палач снес ему голову одним ударом, причем тело еще некоторое время стояло фонтанируя кровью из обрубка шеи.

Неумелые же палачи рисковали навлечь на себя гнев толпы. Одного такого дилетанта насмерть забили камнями в 1509 году при проведении им казни в Пражском замке. В 1626 году при казни Анри де Талейрана-Перигона графа де Шале (1559-1626) палач смог отрубить ему голову лишь с 34 (!) попытки. Причем после 29 удара граф еще кричал. Причем бедолага граф по большому счету стал "стрелочником" в заговоре против Людовика ХIII, в котором участвовал брат короля принц Гастон Орлеанский, королева Анна Австрийская, герцогиня де Шеврез и иные персонажи романов А. Дюма старшего. Высокопоставленные заговорщики избежали наказания. А малость туповатый Гастон Орлеанский решил помочь своему другу графу де Шале, приговоренному к обезглавливанию весьма оригинальным способом. Профессионального палача, спешившего исполнить свою работу по усекновению главы мятежного графа в славном городе Нант, дружки принца напоили до состояния "в гавно", в результате чего оный палач свои обязанности исполнять ну никак не мог. Однако, правосудие это не остановило, и в местной тюрьме был найден разбойник приговоренный к повешению, который согласился исполнить роль палача в обмен на собственную жизнь.

Соответственно этот дебил и не подумал точить меч. Удар сыпался за ударом, казнимый орал, обливаясь кровью из многочисленных рваных ран. Сие кровавое зрелище вызвало возмущение даже у гвардейцев охраны. Кто-то из толпы кинул на эшафот долото с криком: "Эй, ты! Держи! Может хоть этим доконаешь!" Казнь превратилась из занятного развлекалова, в гнусную кровавую бойню.

В 1642 году, во время казни заговорщиков Анри Куаффье де Рюзе маркиза де Сен-Мара и Франсуа-Огюста де Ту в исторических хрониках отметился еще один палач-неумеха. Ему не удалось с одного удара отрубить голову де Ту. Тогда этот странный товарисч стал мечом (!) перепиливать шею казнимому. Голова Франсуа-Огюста в результате этих действий свалилась в толпу, откуда ее забросил обратно на эшафот один из зрителей. Но на этом сие действо отнюдь не закончилось. Маркизу де Сен-Мара первый удар головоруба пришелся в лоб. Второй попал ниже шеи и отбросил казнимого на эшафот. Палач, словно мясник продолжал наносить удары жертве, лежавшей навзничь, в итоге только с пятого удара этому дилетанту удалось отрубить голову приговоренному.


Еще одним опозорившимся в веках палачом стал некий Вальтер Дессер из Бамберга. В 1641 году он должен был казнить некую несчастную. В городских хрониках о данном эпизоде сказано следующее: "Бедная грешница была больна и слаба. Посему ее должны были привезти к эшафоту. Когда она села на стул, мастер Вальтер - палач - начал ходить вокруг нее, как кот ходит вокруг горячей похлебки. Он поднял меч, прицелился и нанес удар, но не попал по шее, а отрубил лишь маленький кусок черепа, размером с монету. Бедняжка встала со стула, поскольку удар не причинил ей почти никакого вреда, и стала умолять, чтобы ее отпустили, раз она такая смелая. Но все было напрасно. Она должна была сесть снова. Тогда помощник палача захотел взять меч у мастера Вальтера и обезглавить ее сам. Однако палач не разрешил это сделать и нанес второй удар сам. Этот удар был сильнее и бедняжка упала со стула. Но только с третьего удара палач отрубил голову лежащей на эшафоте женщине. Палач не осмелился сразу получить положенную ему за работу плату, иначе бы его забросали камнями до смерти. Только вооруженная городская стража спасла его от гнева толпы. В него уже кидали камни и голова его была разбита до крови ими".

Немецкий палаческий меч 1651 года. Общая длина 952 мм, длина клинка 785 мм. Клинок двулезвийный, прямой, линзовидный в поперечном сечении, без долов и острия. На обоих сторонах клинка выгравированы цифры "1651" и плохо читаемые надписи на немецком языке. Также на одной стороне клинка изображение колеса для производства "колесования", на другой - изображение виселицы. Эфес состоит из латунной гарды, рукояти и восьмиугольного грушевидного латунного навершия. Рукоять деревянная со спираевидными канавками, обтянута кожей.

27 июня 1665 года другого немецкого палача посадили в мешок за неудачную казнь женщины. После пятого удара она еще кричала. В конце концов ей отрубили голову когда она уже лежала ничком на земле. Еще один "умелец" - Йохан Видман - в 1717 году, чудом не отрубил руки своему помощнику, когда тот пытался удержать сопротивляющегося осужденного.

Даже опытнейшие мастера периодически промахивались. Так, все тот же знаменитый палач Шарль Сансон де Лонгваль, в 1699 году лишь с третьей попытки смог отрубить мечом голову Анжелике Николь Тике, приговоренной к смерти через отсечение головы, за организацию убийства своего мужа.
Поскольку казни являлись массовым и публичным действом, приходилось считаться с мнением зрителей: за неудачный удар, тем паче не за один, палач мог быть и растерзан толпой. Поэтому, например, по бамбергскому законодательству перед каждой казнью судья провозглашал, что никто, под страхом наказания, телесного и имущественного, не должен был чинить палачу никаких препятствий, и если удар у него не получится, никто не в праве поднимать на него руку.

С другой стороны история знает случаи, когда палачи проявляли себя, как истинные мастера своего дела. Так, в 1766 году окружной суд города Аббевиля во Франции, приговорил молодого дворянина Франсуа-Жана Лефевра де ла Барра по сомнительному обвинению в богохульстве и оскорблении Богоматери и святых. Для производства казни из самого Парижа был выписан палач из знаменитого семейства Сансон, Шарль-Анри. При производстве казни де ла Барр отказался признать себя виновным и не встал на колени. Смущенный палач не знал, что ему делать. Тогда дворянин закричал "Рубите же!!!" и Сансон нанес настолько точный и сильный удар, что голова еще несколько секунд держалась на шее, перед тем как упасть на эшафот.

В 1905 году, в память о религиозной нетерпимости "старого режима", в Париже, на Монмартре, был поставлен памятник с надписью: "Шевалье де ла Барру, казненному в возрасте 19 лет 1 июля 1766 года за то, что что не снял шляпу при прохождении церковной процессии".

Немецкий Richtschwert (меч правосудия), второй половины 17 века. Общая длина 1047 мм, длина клинка 813 мм, вес - 1216 гр. Клинок двулезвийный прямой, линзовидный в поперечном сечении, без долов, с квадратным окончанием. Эфес состоит из бронзовой гарды имеющей в поперечнике шестиугольное сечение ( на гарде литой растительный узор), бронзового восьмиугольного грушевидного навершия (также с литым растительным узором) и спиралевидной деревянной рукояти обтянутой кожей. Клинок носит следы многочисленных заточек.

 

 

Однако, даже у прославленных де Сансонов казнь не всегда происходила безупречно. Тот же Шарль-Анри вероятно на всю жизнь запомнил свой первый опыт публичного отрубания головы, когда на эшафот взошел генерал-лейтенант и главнокомандующий всеми войсками в Восточной Индии Тома-Артур де Лалли-Толлендаль, которого обвинили в измене королю Людовику XV.

Первый удар пришелся казнимому по затылку, однако меч скользнул по длинным волосам и нанес осужденному всего лишь длинную и глубокую рану. Боевой генерал упал, но тотчас встал, ожидая второго удара палача. Тогда отец юного экзекутора Жан-Батист Сансон, выхватил залитый кровью меч из рук сына, и одним ударом отсек голову генерала. Особую пикантность ситуации добавляло то, что старый палач некторое время служил под началом приговоренного.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

Использованы материалы:

Антикварного салона Peter Finer 

Антикварного салона Fricker Historische Waffen

Аукциона Hermann Historica

Антикварного дилера Antique Weapon Store

Общедоступные изобразительные материалы из сети интернет.

 

 


Поделиться статьей:


comments powered by Disqus