Аргун, девятое (часть вторая)

бои в треугольнике Аргун - Шали - Гудермес 7-11 января 2000 г.

Автор: pa1eo1og

Общая схема боев непосредственно в г. Аргун и его окраинах (кликабельно).

Основные события начались в районе 9 утра. К этому времени боевики (частью заранее инфильтровавшись под видом местного населения) были уже в городе. Основные огневые группы чеченцев были сосредоточены вокруг временного отдела внутренних дел (ВОВД) челябинцев, "Крепости" (МРО СХТ) самарцев и нижнетагильцев, в районе железнодорожной станции "Аргун" и элеватора. Мобильные группы расползлись по всему городу, по юго-восточным и северным окраинам - особенно много. На въезде в Аргун со стороны Гудермеса боевики заняли позиции вокруг блокпоста "Отвага", который контролировал важный перекресток дорог.
В районе моста через р. Джалка был заложен фугас, там же затаилась большая группа во главе с Хаттабом. Еще один отряд боевиков занял траншеи 22 оброн ВВ (оставленные буквально за пару дней до боев) вдоль участка трассы БП "Отвага" - Мескер-Юрт, а так же оседлал участок дороги между Мескер-Юртом и Цоцин-Юртом (Октябрьским). Отдельный наряд сил чеченцев сосредоточился у Шали. Общее число боевиков - вопрос открытый. Не меньше двух-трех сотен точно, а вот верхняя планка... Думается, что не более пятисот человек (и это максимум). По чеченским меркам это очень и очень прилично, однако же, если развернуть их всех на указанных участках (+ резервы, заслоны, эвакуационные группы и пр.), то отряды будут не так уж и велики: по 20-30 человек в каждом.

1. ВОВД, вид со стороны дороги. Слева пятиэтажки, справа, через забор, территория "Крепости". 2 и 3. Территория ВОВД за фасадным зданием. 4. "Крепость"

Что могли противопоставить им федеральные силы?
Тут стоит напомнить, что Аргун был занят ими лишь 5 декабря 1999 года. После зачистки в городе гарнизоном встали ОМОН из Нижнего Тагила, Самары и Тольятти (около 80 человек, ПВД - МРО СХТ, она уже упомянутая выше "Крепость") и сводный отряд Дальневосточного УВД по транспорту (три отряда по тридцать человек, ПВД - железнодорожная станция "Аргун").

Железнодорожная станция "Аргун" после боев 9-11 января.

Военным комендантом Аргуна был назначен полковник (по другой информации подполковник) Кушнарев Владимир Николаевич (квартировался вместе с самарцами; комендантский взвод должен был появиться только 1 марта!). 5 января в город прибыли дополнительные три с лишним сотни милиционеров из Челябинской области (ПВД - ВОВД, бывшая автобаза, через забор от МРО СХТ). С их прибытием силы 196 ОБОН ( в\ч 3717, Кропоткино), стоявшие на усиление у БП "Отвага", отбыли в горы. Большая часть милиционеров сразу заехала в здание временного отдела внутренних дел, меньшая - около 60 человек, - охраняла железнодорожный состав на станции (по 8 января включительно).

Вечером 8 января 2000 года на вокзал пришли жители ближайших домов и сказали, что дома у них хорошие, и что им не хотелось бы, чтобы они пострадали, порекомендовав нам перебраться на базу. Поняв намек, вечером 08.01.2000г. мы заезжаем на базу.  
Сергей, милиционер из Челябинской области

Таким образом, на утро 9 января, федеральные силы в г. Аргун (почти 500 человек) были компактно собраны в двух точках. 2/3 всего городского гарнизона занимала территорию бывшей автобазы на восточной окраине города, а оставшаяся 1/3 контролировала железнодорожную станцию "Аргун". Небольшие (около 15 человек) наряды ежедневно заступали на дежурство у автомобильного моста через р. Аргун и на блокпост "Отвага" (за обе точки отвечал ОМОН самарской области и нижнетагильцы), а дальневосточники - на ж-д мосты через р. Аргун и р. Джалка. Челябинцы к своим обязанностям приступить еще не успели.

Так же помимо сил МВД 6 января на ж-д мост через реку Аргун прибыл гранатометный (АГС-17) взвод на 3 БМП-2 (74 ББР/омсбр), усиленный танком Т-72.

Шестого или седьмого января нас сняли с наших позиций на птицефабрике близ Шалей и построили для марша. Информацию довели такую: якобы по данным разведки хоббиты планируют провести какие-то действия в Аргуне, и мы выдвигаемся для усиления находящихся на подъездах к городу блокпостов. На подъезде к Аргуну нас распределили, прикомандировав к каждому взводу по танку. Нашему взводу была поставлена задача усилить блок на ж/д мосту через р. Аргун. На нашу головную «бэху» сел сопровождающий, и мы в составе взвода оторвались от основной колонны и выдвинулись к реке. Прибыли на место. Танк несколько поотстал, но через некоторое время появился с « прицепом». Когда они подъехали, то мы увидели, что танкисты зацепили где-то торговый ларек на тросы. Затащили его под мост, мол, будем в нем жить.

Познакомились. С одной стороны стояли СОМ из Кузбасса, с другой - из Хабаровска. Начали окапываться и к вечеру позиции были практически готовы; пристреляли АГСы. Утром следующего дня наблюдали такую картину: человек 20-25 местных на противоположном берегу кучковались около полутора часов что-то высматривая. Мы прогулялись вокруг позиций, оглядели местность, поставили несколько растяжек и сигналок. Милиционеры показали где стоят их растяжки, рассказали о нескольких обстрелах их блока, вообще об обстановке.
Роман Л., боец 74 ББР/омсбр)
железнодорожный мост через реку Аргун

Словом, можно достаточно уверенно говорить о том, что численно гарнизон Аргуна боевикам не уступал (а конкретно в городе и заметно превосходил). Однако, при этом он был сосредоточен (фактически заперт) исключительно в границах своих ПВД, а большая его половина (челябинцы) девятого оказалась в ситуации "с корабля на бал" со всеми отсюда вытекающими.

* * *

Утром 9 числа полковник Кушнарев, трое самарских милиционеров и прикомандированный к комендантатуре водитель выехали в расположение 74 юргинской бригады (ПВД - птицефабрика под Шали) для налаживания взаимодействия на случай нападения боевиков. По пути водитель (Антон) обратил внимание коменданта на то, что базар не успев развернуться сворачивается. Жди замеса, подумал он про себя.


Полковник Кушнарев, комендант г. Аргун. Снято в конце декабря 1999 года.

В то же время из Гудермеса в направлении Грозного вышла колонна. Она была сводной и большей своей частью состояла из машин 33 и 101 бригад оперативного назначения ВВ МВД РФ. Слово очевидцам:

Мы девятого с утра встали в колонну в Гудере. Я сел в кунг к роте РМО и хотел ехать с ними, но пришел комроты Андреев и сказал мне, что [едет] в Грозный и [там, мол] увидимся. Но [так и] не увиделись. Я пересел в машину АЗДН. Когда колонна начала трогаться, то одна бабулька нам помахала. Наверное, стечение обстоятельств. От нашей роты связи был БТР, у него перегрелся движок и из-за этого мы очень медленно ехали.
Сергей, боец 33 оброн

Я тоже был в той колонне и тихо мы ехали не из-за нашего бэтэра, а потому, что вся техника была хлам: пять минут едем - полчаса стоим. Уралы на которых поехала рота РМО были вообще новьё, не с нашей бригады. Вот и пошли вперёд. Нам их прикомандировали для перевозки имущества из Гудера в Грозный (Старую Сунжу), т.к. часть нашей бригады уже была в там и техники не хватало.
Владимир Д., боец 33 оброн

"Ленточка" состояла из нескольких десятков машин, которые сопровождали два или три бронетранспортера. На встречу этой колонне из пригорода г. Грозного вышел отряд разведроты 33 бригады ВВ на автомобиле "Урал". О чем в боевом журнале комбата 33 оброн майора Эмом-Али Насрединова появилась запись:

8:10. “Урал” разведроты вышел для разведки местности с целью обеспечения безопасности прохождения колонны (мост через р. Джалка).

Продолжает один из бойцов с той самой разведроты (безымянный):

Рано утром построили нашу РР (разведроту) и нарезали новую задачу. Мы должны были выдвинуться из Грозного в район города Аргун и провести разведывательные мероприятия в районе моста через реку Аргун (это перед въездом в город со стороны Грозного). Нашей задачей было обеспечить безопасное прохождение колонной моста через реку.

Примерно в тоже время с железнодорожной станции (далее вокзал) в направлении ж-д моста через Аргун выехал "Урал" с саперами. Задача: разминировать неразорвавшуюся ракету класса "воздух - земля". В машине ехали заместитель по тылу капитан милиции Сергей Балянин, вооруженец капитан милиции Владимир Зубарев, инженер-сапер Николай Виноградов, взрывотехник Виталий Бугаев, сержант милиции Тамгин Владимир. На самом вокзале командир дальневосточников Казаков А. М. ждал заместителя начальника Грозненской дистанции пути Супьяна Хамидовича Татарханова, чтобы решить вопрос об осмотре пути в зоне их охраны. Ждал он зря, поскольку по дороге того остановили боевики и идти на станцию категорически запретили. До начала боев оставались считанные минуты.

Судя по всему, временем "ч" для боевиков было 9:00. До этого времени огня никто из них не открывал (ни в городе, ни на дорогах). До Грозного даже добралось несколько машин (грузовик с боеприпасами, медицинская машина без охраны) сводной колонны из Гудермеса.

Я продолжал ждать замначальника дистанции пути (как выяснилось позже, его за две улицы до станции остановили боевики и сказали, что на станцию ехать сейчас нельзя, лучше убраться подальше). А ровно в 9.00 в вагон забежал мой заместитель майор милиции Владимир Фомкин и сообщил, что есть сведения: в Аргун вошли боевики, неминуем бой. Объявили тревогу. И в тот же момент начался массированный обстрел заставы из автоматического оружия и гранатометов со всех четырех сторон. Особенно сильный - со стороны частных домов (расстояние 50 - 100 метров) и с территории зернохранилища (расстояние 25 - 50 метров).
Казаков Анатолий Михайлович, командир группы Дальневосточного УВДТ

"Урал" 33 бригады, только что проехавший блокпост "Отвага" в сторону Грозного, первым попал под боевиков. В кабине, похоже, был только один водитель - рядовой Галуненко Алексей Александрович (орден Мужества посмертно). Боец погиб мгновенно ("в бронежилете, навешанном на дверь, была дыра от гранатомета, через него и вошла струя, похоже"), а грузовик проехал еще метров пятьдесят, после чего съехал с дороги напротив ВОВД и лишь там остановился. Есть информация, что после из кузова еще долго отстреливался пулеметчик, но на сегодня подтвердить эту информацию возможным не представляется.

"Урал" Галуненко. Видны следы горения с правой стороны кузова.

В те же 9 утра начался обстрел ВОВД и "Крепости", сразу с нескольких направлений. Особенно опасным был огонь с пятиэтажки, что нависала над ВОВД с левой стороны. Ночью, под лай собак, боевики вывели оттуда жителей, и теперь вся территория челябинцев была перед ними, как на ладони. По гарнизону лупили пулеметы и гранатометы, снайпера выискивали цели в амбразурах зданий. Впрочем, на сам периметр базы боевики похоже не покушались: три с лишним сотни бойцов были им не по зубам ни при каких раскладах. Главной задачей чеченцев было обложить их огнем, закрыть на территории ПВД, лишить маневра и возможности каким-либо образом влиять на ситуацию в городе и его окрестностях. При этом наряд сил со стороны боевиков не требовал от тех каких-либо великих усилий: две-три огневые группы чеченцев блокировали сводный гарнизон, превышавший их числом в шесть-семь, а то и больше раз.
Тоже самое было и в случае и с вокзалом. Дальневосточников активно обстреливали из частного сектора и с зернохранилищ, но на сам периметр ПВД никто не покушался. Боевикам только и оставалось, что крутиться вокруг вокзала с полным отсутствием перспектив на взятие объекта. Ситуация была, конечно, не простая, но рабочая. Тем не менее, в горячке боя, толком не разобравшись в ситуации, кто-то из дальневосточников затребовал по рации срочную помощь.

9 января с утра приехал, то ли УрАл, то ли ГАЗ-66 с омоновцами. Мы занимались своими обычными делами: наблюдатели на позициях, механы с наводчиками на технике, кто-то готовил. Через некоторое время стали слышны выстрелы: одиночные и короткие очереди, где-то в нескольких километрах, но вскоре стрельба становилась все интенсивнее и ближе. Скоро по плотности огня можно было понять что происходит что-то серьёзное. Все заняли свои позиции, приготовили оружие. Наблюдаем, слушаем... Тут к нам подошел какой-то лейтенант- милиционер с блока, в руках рация. По ней кричал кто-то: «пацаны, помогите, нас косят, нас убивают, помогите». Лейтенант сказал: мужики, выручайте. Наш командир взвода мычал-мычал, но так и не смог принять никакого решения, [в конце концов] сказал, что поедет к командиру роты, и если тот даст отмашку, то тогда - вперед. Я ответил: давайте по рации свяжемся. Попытались пару раз, но связи не было, и так он и уехал. Наш бывший комвзвода нормальный такой, конкретный офицер был, - как и командир роты, и зампотех, - но его перевели в штаб: повысили недели за две до этих событий. А это, не постесняюсь, чудо, отправили за косяки в Чечню. Его назначили на должность нашего командира. Видим, танкисты завели машину и готовятся выдвигаться. К нам опять подбежали трое омоновцев, которые приехали до того на блок и стали просить о помощи. Для нас вопрос был как бы решен сразу: надо - поможем. Стали спорить кто поедет, а кто останется на охране моста. Когда все обговорили, быстро загрузились и поехали: семеро нас и трое омоновцев. Наши танкисты к этому моменту уже переехали реку вброд и двигались в сторону вокзала, ну и мы тем же путем.
Роман Л., боец 74 омсбр
железнодорожный мост через реку Аргун

9:25. Поступила информация о стрельбе в районе железнодорожного вокзала г. Аргуна. “Урал” разведроты находится на блокпосту у ОМОНа.
9:30. Командир части поставил задачу – оказать помощь личному составу разведроты. Выделил три БМП (111, 110, 106-ю). Старший – майор Кульков. Задача: дойти до блокпоста у р. Аргун и эвакуировать “Урал”.
из боевого журнала комбата 33 оброн майора Эмом-Али Насрединова

Комендант Кушнарев, самарские ОМОНовцы и водитель на ГАЗ-66 вернулись в город, когда там уже вовсю шли бои. Сначала они попытались прорваться во ВОВД, но наткнувшись на горящиий "Урал" Галуненко развернулись и, проехав через весь город, выехали к автомобильному мосту с блокпостом самарцев, к месту, где уже стояли разведчики 33 бригады ВВ из под Грозного. Примерно через полчаса, со стороны чеченской столицы туда же прибыли три БМП-1 (1 БОН) 33 оброн, старший - майор Кульков. Еще одна бригадная БМП-1 стояла в резерве в Сунже ("машина была заведена, десант на броне"). Ставя группе задачу, майор Насрединов отдельно указал, чтобы без его приказа отряд Кулькова ни в коем случае в город не заходил.

Офицеры группы помощи 33 оброн: майор Кульков, ст. л-т Михайлов, л-т Мулин.

Комендант сразу же начал уговаривать командира проехать с ним на выручку к комендатуре, аргументируя это тем, что челябинцы лишь пару дней, как прибыли, и если им не помочь, то "всё". Между офицерами бригады разгорелся спор. Майор Кульков был согласен на прорыв, равно как и старший лейтенант Михайлов. Против высказывался лейтенант Мулин: он предлагал дождаться помощи и не идти в слепую через весь город. Со слов Сергея П., одного из бойцов той группы, "командиры пообщались на кпп, после выбежал Михайлов со словами "чего мы своих бросим...", ну и погнали. [Нас] было три БМП-1, в каждой водитель, наводчик, командир и два стрелка. Итого 15 человек".

БМП-1 33 оброн. На первом фото видно БМП-1 №111 майора Кулькова. Слева мехвод БМП №110 Сергей К. На втором фото предположительно БМП №106

Таким образом, почти одновременно со стороны двух мостов через Аргун - железнодорожного и автомобильного, - в направлении вокзала и ВОВД, к осажденному боевиками гарнизону выдвинулась помощь.
БМП-2 74 омсбр с десантом (+ три дальневосточника), двумя АГС-17 и танком Т-72 направились в сторону вокзала.
А 3 БМП-1 33 оброн с десантом + "шишига" коменданта, три самарских ОМОНовца и водитель, через весь город, рванули к ВОВД, на восточную окраину Аргуна. Разведрота на "Урале" по непонятной - и определенно счастливой для себя - причине осталась на блокопсту.

Проехав около километра мы встали на пятачке у ж/д переезда, спешились. Мимо нас пролетел наш танк, его командир что-то орал, махал руками, потом они уехали в сторону моста (как потом выяснилось, в них попало три гранаты и башню танка заклинило ). Впереди был покосившийся железобетонный забор, ограждавший какое-то предприятие или организацию, что существовало здесь раньше; еще дальше начинались дома. Вокруг частный сектор, вдали виден элеватор, еще чуть дальше вокзал. Стали слышны выстрелы, где-то совсем рядом. Омоновцы помню еще фотографировались, потом один из них попросил у механа автомат, т.к в магазине его ВСС патронов было мало. По лязгу о метал бэхи поняли, что стреляют по нам. Приняли решение пустить БМП через переезд и параллельно, под ее прикрытием, двигаться к вокзалу. Поставили задачу механику с наводчиком и стали продвигаться. Стрельба усилилась. Сначала не могли понять откуда по нам стреляют, потом стало понятно: огонь ведут с вышек элеватора и из-за забора, вернее промеж его досок. И тогда мы начали стрелять уже по конкретным целям. Что потери среди них были - это точно, только вот какие, трудно сказать. АГСы оказались в данной ситуации малоэффективны и только мешали быстро менять позиции, которые и так были крайне невыгодными для нас. Железная дорога, по обе стороны частные дома, и почти из каждого велся огонь. Противник без проблем перемещался со двора во двор за заборами, незаметный для нас.

Среди нас были уже раненые, плотность огня увеличилась, понять сколько их было не представлялось возможным, но ясно было, что много. Продвинуться удалось всего метров на 150 -200, было слышно, что где-то рядом тоже идет бой. Аллах акбар, затем атака, небольшое затишье, предложения сдаться - и так раз за разом. Патронов оставалось уже мало, стандартный боекомплект, а там кто что родит: у меня было восемь магазинов, которыми я делился, кидая их тем кто в них нуждался. Среди нас были два-три бойца из последнего пополнения, которые практически еще нигде не успели поучаствовать и были, так сказать, необстрелянные. В такой накаленной обстановке выпускали за две очереди весь рожок. Становилось ясно, что мы в заднице.

Услышали хлопок из-за забора близ стоящего дома - подбили БМП, попав в её рабочее отделение: ребристый откинуло, но машина работала. Наводчик вылез из башни и сразу был ранен: спрыгнув, он залег за катками. Механик, как ни старался, вылезти не мог. Затишье, опять предлагают сдаться, помочь раненым, а после обменять нас на своих. Я сказал ребятам, что я на ту сторону: может получится отогнать машину и на ней отойти или же выйти с кем-нибудь на связь. Срываюсь. Метров через двадцать меня что-то бьет в область поясницы, падаю. Трогаю рукой — кровь, встаю, двигаться могу, бегу дальше. Добежал, залез на машину, отодвинул люк, тяну механа за бушлат: орет что с ногой что-то. Вытащил, спрыгнули. Выяснилось, что машина неуправляемая. Опять аллах акбар, и тут они уже совсем не стесняются: огонь очень плотный, лезем под бэху, ранят механа, наводчик убит. Что происходило на той стороне было непонятно и не видно, остался кто-нибудь, удалось кому пробиться к вокзалу?
Увидел метрах в семи кучу металлолома и какую-то платформу или раму. При попытке сделать рывок до платформы погибает мехвод, мне удается заползти под нее. Осмотрелся: одна сторона не просматривается, видны лишь рельсы и крыши домов, с другой часть улицы с домами и нашей БМП. Стрельба почти прекратилась. Из чуть приоткрывшихся ворот дома, из-за забора, откуда подбили машину, стали выглядывать с опаской наши оппоненты, среди них были совсем молодые. Когда они вышли, я изловчился т.к. было очень неудобно, и дал по ним очередь, которая резко прервалась. Закончились патроны. Все, думаю, пипец. Судя по тому, что следом началось, я попал в кого-то. Рядом падали ВОГи, некоторые не разрывались, мне чуть посекло ноги. Услышал звук вертушек. Вертолета было два, поработали с пулеметов, пустили две ракеты и улетели.
Стрельба практически прекратилась. Через некоторое время услышал голоса, по разговору понял, что они ищут кого-то. Я достал чеку из гранаты, засунул руку с ней под бушлат. Думал, что все равно найдут и тогда привет. Потом они подошли к БМП, лазили в машине, что-то вытаскивали, таскали, затем отошли и из РПГ выстрелили прямо в отделение десанта. Машина стала гореть, БК рваться. Я решил ждать, думал что все равно кто-нибудь да подтянется, а если нет, то буду выдвигаться к мосту, как стемнеет.

Когда стемнело, я услышал, что кто-то идет по ж/д полотну. Присмотрелся: наш боец. Русик был очень тяжелый, прострелена насквозь грудь, ранение в голову, в локоть, в ногу. Он мне рассказал, что никто не выжил. Что когда закончились патроны, их расстреляли в упор. Омоновцев убили контрольными в голову. Русик рассказал, что притворился мертвым: ему в упор выстрелили в грудь. По полотну промеж рельс мы стали выползать к своим. Местные не спали, у некоторых домов кучковался народ. Русик периодически отключался и вскоре он совсем перестал дышать. Я спрятал его в кустарнике рядом с дорогой и стал двигаться дальше. Ближе к переезду услышал звук двигателя БМП, хотел выскочить, но потом подумал, что это странно: ночью одна машина спокойно себе двигается. Позже выяснится, что это угнанная у одного из наших подразделений коробочка.
Скоро стало видно мост. Еще чуть-чуть. Стой! Кто там? Свои. Затащили в блиндаж, перевязали, обкололи; что да как. Мужики, говорю, нужно пацанов забрать. Решили утром. На блоке тоже было жарко: его обстреливали раза три, но две БМП и АГСы - это сила. Рассказали, что слышали и даже что-то видели в оптику. Когда поняли, что всем пипец начали стрелять по частному сектору. Утром приехал ротный, рассказал ему все, объяснил где и что, откуда стреляли; как все было. Забрали меня, поехали к ним на блок. Там были какие-то спецы на уазике. Им на карте показал как ехали, откуда стреляли, они меня вывезли в палаточный госпиталь на ст. Червленная.

Потом от сослуживцев я узнал, что после этих событий были еще попытки нападения на мост, все безуспешные. Ребят забрали только на второй день, после очередной атаки хоббитов. Пришли местные старики с женщинами и в их сопровождении несколько человек с блокпоста проследовали до места боя, где им указали где тела. После чего за ними приехали уже на машине. Вот как все было.
Роман Л., боец 74 омсбр
железнодорожный мост через реку Аргун

 

 На месте гибели БМП-2 с десантом спустя неделю. Точками указаны места, где лежали убитые бойцы.

Куча металлолома, где спрятался Роман Л. Шапка одного из бойцов 74 омсбр, что так и осталась лежать на месте гибели.

 

Видео транспортников с вокзала. Репортаж по местам боев с 33 минуты.

Как результат: из десяти человек помощи "за други своя" погибли девять. Шесть юргинцев и трое дальневосточников: лейтенант милиции Виноградов Николай Николаевич, сержант милиции Тамгин Владимир Александрович и ст.сержант милиции Бугаев Виталий Анатольевич (все трое Герои России посмертно). Последние трое бойцов 74 ББР (уже раненные) не дошли до своих всего-то метров пятьдесят. Погибли у пакгауза зернохранилища. При этом на самом вокзале за все время боев у транспортников был только один погибший - прапорщик Николай Суденков. Мотострелков пофамильно идентифицировать не удалось.


Бугаев, Виноградов, Тамгин (ГР посмертно), Суденков (Орден Мужества посмертно).

Такая же трагическая судьба постигла и помощь, что двигалась к ВОВД. Каким-то чудом они проехали через весь город по ул. Гудермесской. Первой шла БМП-1 №111 с майором Кульковым, за ней БМП №110 ст. л-та Михайлова, третьей двигалась машина №106 лейтенанта Мулина. ГАЗ-66 с комендантом замыкал. Метров за пятьдесять-семьдесят до здания ВОВД (аккурат на том пустыре, где уже горел "Урал" рядового Галуненко) по колонне был открыт огонь со стороны пятиэтажек. БМП-1 №111 Кулькова была подбита первой, предположительно из гранатомета ("прямо под срезом башни, внизу, было отверстие с небольшую монету; башня стояла конусом вниз, перевернутая"). Она так и встала у дороги, пыхая искрами и огнем. Майор Кульков вытащил одного раненного бойца из машины и тут же был убит. БМП-1 №110 старшего лейтенанта Михайлова съехала на обочину и, едва успев развернуться носом к пятиэтажке, тоже оказалась подбита, скорее всего из ПТУРа ("в ребристом листе большая дыра была, справа от механика"). Механика взрывной волной выбросило из люка, от удара боец сильно разбил голову, но остался жив. Бойцы покинули горящую машину через десант. Ст. л-т Михайлов принял командование на себя. Под огнем противника он перебежал за остановку и скомандовал остальным: "ко мне, сюда!". Третья БМП (№106) остановилась перед пятиэтажками, наводчик дал один выстрел по боевикам. Лейтенант Мулин и десант (а так же один из самарских ОМОНовцев, предположительно капитан Сергей Банцер) покинули машину и, заняв позиции за броней, стали оттуда огрызаться огнем. Но затем случилось, скажем так, необъяснимое. Машина №106 (внутри которой были только мехвод и наводчик) совершила непонятный маневр (в результате которого тяжелые травмы получил тольяттинец), а после и вовсе вышла из боя. Оставшийся без прикрытия десант во главе с Мулиным погиб на месте. Со слов отца, раненный лейтенант взорвал себя гранатой.
Группа, что сумела укрыться за остановкой, тоже оказалась в безвыходном положении. Нормально вести бой оттуда было невозможно, равно как и укрываться от обстрел. В конце концов, боевики обстреляли бетонную коробку из подствольников ("повсюду лежали записные книжки, земля была красно-бурого цвета, каски солдат были разорваны, как бумага").

Итог: кто за остановкой [был] - всех накрыли ВОГами; оставшимся [в живых] предложили сдаться и [там же] расстреляли.
Сергей П., боец с БМП №111


Место гибели группы Кулькова. Снято местной жительницей 11.01.2000. На видео погибшие, сгоревшие БМП, вдали "Урал" рядового Галуненко. Примечательно, что снимают с балкона, куда прилетел выстрел из пушки БМП №106, видно стабилизатор ПГ-15В.

Рядовой состав погибшей группы Кулькова: рядовой Андреев Юрий, ефрейтор Бахарев Сергей, ефрейтор Быков Дмитрий, сержант Гагарин Дмитрий, ст. сержант Кун Артем, рядовой Савичев Эдуард, сержант Тоцкий Алексей, сержант Лосев Александр (фото отсутствует).

ГАЗ-66 с комендантом, водителем и еще одним ОМОНовцем из Самарской области (прапорщик Андрей С.) сумел выйти из под огня. Бросив машину, полковник Кушнарев, безоружный водитель (Антон) и тольяттинский ОМОНовец через частный сектор стали пробиваться обратно на западную окраину города, в процессе два раза наткнувшись на боевиков.

Прикрывая коменданта, еще пару раз "попали" на "войнушку" с предложениями сдаться. Из первой переделки вышли удачно, во второй комендант погиб (в частном секторе пришлось в упор хлестаться, очередь и поймал). Ну а мы через весь Аргун вдвоем пробились (по паре лишних дырок в организмах только).
Водитель ГАЗ-66 (Антон)

Тело подполковника Кушнарева подверглось глумлению.

Итого из состава экипажей и десанта БМП погибли: майор Никита Кульков (Герой России посмертно), старший лейтенант Константин Михайлов, лейтенант Григорий Мулин, старший сержант Артем Кун, сержанты Дмитрий Гагарин, Алексей Тоцкий, Александр Лосев, ефрейторы Дмитрий Быков, Сергей Бахарев, рядовые Юрий Андреев и Эдуард Савичев (все Орден Мужества посмертно).
Погибли два капитана тольяттинского ОМОНа, ехавшие с десантом сгоревших БМП-1: Банцер Сергей Григорьевич и Пеликсанов Фёдор Алексеевич (оба - Орден Мужества посмертно).
Погиб комендант города Аргун: Кушнарев Владимир Николаевич (Орден Мужества посмертно).


Капитан милиции Пеликсанов Федор Алексеевич, капитан милиции Банцер Сергей Григорьевич, полковник Кушнарев Владимир Николаевич (все - Орден Мужества посмертно).

БМП-1 №106 (с мехводом и наводчиком) вернулась к автомобильному мосту через р. Аргун.

Сергей П. (с БМП №111) и мехвод БМП №110 (тоже Сергей, но уже К.) в суматохе боя смогли выбраться в частный сектор. Там они угодили в руки местных жителей, которые поначалу хотели выдать их боевикам, однако, затем передумали и, укрыв на несколько дней ("прятали их в сарае, делали перевязки, в качестве анестезии давали водки"), передали федеральным силам. Сергей П. отдельно просил отметить данный эпизод и от себя еще раз поблагодарил тех чеченцев.

На вокзале бой слегка приутих к 12 часам дня. От чеченцев к дальневосточникам пришел парламентер, предлагая сдаться. Был обложен матюгами и отправлен обратно. Стрельба возобновилась. В какой-то момент транспортникам (через соседей из "Крепости") удалось связаться с пилотами Ми-24, барражировавшим над городом. Они запросили огонь по зернохранилищу, откуда огонь был особенно сильным, но вертолетчики не разобравшись отработали по элеватору. На этом их взаимодействие закончилось. Бой на вокзале длился более 12-ти часов. За это время, повторюсь, погиб один сотрудник Томского ЛОВДТ прапорщик милиции Николай Суденков. Командир отряда Александр Иванович Корулько и три бойца - Андрей Антоненко, Илья Косолапов, Алексей Евтропов - получили серьезные ранения.

Примерно так же обстояли дела и на территории ВОВД. Гарнизон яростно отстреливался (иногда от их огня доставалось и соседям из "Крепости"), боевики держали под огневым контролем периметр. На территории базы сгорел "Камаз". Потери: старший сержант Печеневский Андрей Александрович, ранен осколком в живот, скончался 10 января из-за невозможности эвакуации. И возможно, что майор Белозерцев Андрей Владимирович (противоречивая информация).
 
 
 Пятиэтажка, откуда боевики обстреливали ВОВД. И получали в ответ от челябинцев (на фото).
 
 
Схема боя гарнизона от Алексея из "Крепости" (кликабельно).
 
Среди самарцев (за исключением бойцов, что сопровождали коменданта Кушнарева) потерь нет. Один погибший был на БП "Отвага", но о боях у блокпоста будет сказано в следующей части материала.
   
1. Сгоревший во дворе ВОВД КАМАЗ челябинцев. В процессе эвакуации из машины был спасен щенок по кличке Аргун. 2. Крыша ВОВД.
 
Еще одним эпизодом, который напрямую относится к городу Аргун, являются потери сводного подразделения Западно-Сибирского РУБОП. Их "Урал" с прицепом возвращался из Грозного (в ПВД в Суворов-Юрте) и на восточном въезде в Аргун, прямо на железнодорожном переезде, был обстрелян боевиками. Автомобиль ухнул в кювет. В ходе боя погибли подполковник милиции Климов Юрий Семёнович и капитан Отческих Алексей Викторович (оба Герои России посмертно).
Они вышли на радиочастоту ОМОНа и запросили помощи. Помощь была им оказана сначала огнём из АГС Тольяттинским ОМОНом, а потом группа бойцов ОМОН Самары на УРАЛе под командованием подполковника Илларионова сумела доехать до СОБРов, забрала у них раненых и прибыла обратно в ПВД. Причём никаких бронеуралов тогда не было. Деревянные борта обвешивались брониками и вперёд. Убитых СОБРы сначала не смогли эвакуировать, остались на месте засады до темна. По темноте же, арыком вдоль дороги, по уши в грязи, они добрались до ПВД ОМОНа.
  
 
1. Урал Западно-Сибирского РУБОП. 2. Место, где он был подбит.


Поделиться статьей:


comments powered by Disqus