Как стать тоумэном

Ингимаси хорошо,                           

      А тоумэну – лучше,                   

            В тоумэны я б пошел,        

                  Пусть меня научат.

 

Бисмилля иль рахман иль рахим, дорогие товарищи читатели. В этот раз немного поговорим о том, куда податься молодому ценителю арабской весны в преддверии ее очередной годовщины. Всего на минуту представим себя на его незавидном месте. Из друзей, с которыми когда-то начинал революционную борьбу, рядом остались не только лишь все. Одних уже ублажают гурии на небесах, другие, более удачливые, сами ублажают гурий в Европе. Очередь на выбытие неумолимо приближается, но к гуриям пока не особо хочется, а на европейский тур денег не хватает. Поэтому нужно срочно что-то предпринимать. Все попытки пробиться в амиры, чтобы стать подальше от окопа и поближе к трибуне, наталкиваются на требование сначала закончить академию шахидов, прежде чем говорить о повышении. В голову все чаще начитает приходить мысль, что давно пора послать весь этот движняк на три буквы. И, вслед за этой мыслью, приходит понимание на какие именно. Да, именно эти три волшебные буквы: T, O, W. Эти буквы – ключ к славе и известности. Действительно, кто из следящих за конфликтом, может навскидку назвать пару, да нет, хотя бы одного знаменитого ингимаси? А вот пару-тройку известных тоумэнов знает даже обычный рядовой диванных войск. Тут вам и Абу Тоу и Абу Хамза, и Абу Кальмар (впрочем, последний, кажется, из футбола?). Короче, решено – нужно срочно стать тоумэном, а для этого необходимо хорошо изучить предмет, ибо Абу Тоу один и его знают все, а вот мальчиков, подносящих ему пусковые контейнеры и убирающих за ним отложенные кирпичи – целая куча, но их не знает никто. Поэтому основательно разберемся в вопросе. Узнаем, что это за хрень из трех букв, как с ней правильно обращаться и, самое главное, где достать?

Зачастую, когда заходит речь о применении комплекса TOW в сирийском конфликте, некоторые представители диванного генералитета сразу презрительно морщат нюх и с апломбом заявляют: «Старьё! Система семидесятых годов прошлого века!» Но так ли это на самом деле?

Если быть до конца точным, то разработки по применению управляемых ракет в качестве противотанкового оружия начались еще в 1951 году. В феврале, в ходе конференции в Форте Монро, Вирджиния обсуждались перспективы применения недавно разработанного инфракрасного сенсора для управляемых ракет. Эти перспективы казались столь многообещающими, что озвученные технические характеристики будущих управляемых ракет включали эффективную дальность в 6000 ярдов (5486 м) при вероятности поражения 0,9 применительно к самому тяжелому из имевшихся на тот момент на вооружении танков. Примерно тогда же компания Aerojet заявила о начале разработки управляемой противотанковой ракеты AeroSWAT, использующей инфракрасный модуль AN/DAN-3 для управления. В 1952 году военные подготовили расширенный перечень требуемых характеристик к управляемому оружию. Он включал в себя эффективный радиус в 6000 ярдов (5486 м), (желательно до 8000 (7315 м)), минимальный радиус в 500 ярдов (457 м) или меньше при вероятности поражения цели 0,9. Ракета должна иметь минимальные размер и вес, управляться при помощи инфракрасной системы наведения или какой-либо другой, желательно в автоматическом режиме.

После появления официальных требований появились и другие игроки: моряки активно курировали разработку D-40, французы продвигали SS-10, а корпорация Aerophysics Development – DART.

 

D-40 или «ракета-ядро», которую по заказу Военно-морского департамента разрабатывали в Applied Physics Laboratory университета Джона Хопкинса, представляла из себя шар около 60 см в диаметре, весом примерно 135 кг, который должен был управляться по радиоканалу и поражать бронетехнику на расстоянии до 3200 ярдов (2930 м). Наверное, это все, что следует знать о представлениях моряков о противотанковых ракетах. И да, какой же все-таки молодец этот Джон Хопкинс. Не каждый сможет продержаться в серьезном проекте на одних рисунках с 1953 по 1956 год!

 

Французский прототип SS-10 при рождении в недрах немецкой Рурстали назывался Х-4 и разрабатывался в качестве ракеты воздух-воздух. SS-10 была около 85 см в длину, весила примерно 15 кг и имела дальность 1400 метров. Ракета управлялась по проводам и стабилизировалась в полете за счет вращения. После разрыва с проклятым нацистским прошлым ракета сменила не только название, но и специализацию и стала разрабатываться для применения в качестве противотанковой управляемой ракеты.

 

Ракета DART – это был американский вариант французского SS-10 в рамках ныне широко известной стратегии импортозамещения. В итоге получился более крупный и более красный аналог SS-10, да еще и с дополнительными крыльями. Ракета получилась около 160 см в длину, весила 38 кг и должна была поражать цель на расстоянии от 350 до 5280 ярдов (320-4828 м). Принципиально новым штрихом являлась попытка сделать управление DART на базе инфракрасного сенсора, в отличие от проводного управления у SS-10.

Эффектные стрельбы SS-10 в 1957 году в Париже поставили точку на дальнейших разработках системы DART. В то время как французская система демонстрировала хорошую надежность, конструкторы DART так и не смогли продвинуться в решении базовых конструкторских задач. В итоге после подтверждения показателей SS-10 по итогам стрельб на американских полигонах, в 1958 году было принято решение о прекращении финансирования проекта DART и начале закупок SS-10.

Параллельно с попытками разработки новых систем происходило переосмысление концепции противотанкового вооружения армии США. К началу 60-х годов эта концепция оформилась в виде трехголового дракона. Первой головой являлся LAW (light antitank weapon) – легкий переносной комплекс для стрельбы с плеча, который должен был заменить стоящие на вооружении 3,5 дюймовую базуку и противотанковую гранату. В 1963 году в качестве такого комплекса был принят на вооружение гранатомет М72 LAW. С другой стороны находился HAW (heavy antitank/assault weapon) – тяжелый противотанковый комплекс, который требовалось разработать для замены стоящих на вооружении 106-мм безоткатного орудия и французской SS-10/SS-11. Впоследствии именно эту нишу на долгие годы займет TOW. Посередине между этими головами болтается MAW (medium antitank weapon) – средний противотанковый комплекс, который должен заменить 90-мм безоткатное орудие и закрыть разрыв в дальности применения между 300 метрами для легких и 2000 метрами для тяжелых систем. В 1975 году это место в строю занял Dragon.

В период 1959-61 годов, пока велись закупки французской системы, армейцы изучили доступные на рынке зарубежные образцы. В этот список вошли французские SS-11 (дальнейшее развитие SS-10) и ENTAC, немецкая COBRA, британские VIGILANT и SWINGFIRE, швейцарская MOSQUITO и шведская BANTAM.

 

 

Саму французскую систему ENTAC сейчас уже трудновато купить, но вот ящик от нее вполне доступен на e-Bay за каких-то 150 долларов.

 

В результате этого анализа и появилась концепция TOW - Tube launched, Optically tracked Wire guided, что можно вольно перевести как запускаемый в трубу, контролируемый на глазок и управляемый по проволочке. В этой концепции наконец смогли удачно скрестить ужа и ежа – надежный французский SS-11 (еще бы, в основе – хваленое немецкое качество) и давно почивший в бозе DART. От SS-11 был взят принцип управления по проводам, позволяющий надежно контролировать полет ракеты. Однако во французском варианте корректировку курса ракеты во время полета должен был осуществлять оператор, что накладывало высокие требования к уровню его подготовки. Из проекта DART была взята инфракрасная система управления, ждущая своего звездного часа с начала 50-х. Именно с ее помощью планировалось осуществлять контроль траектории полета ракеты и автоматически корректировать отклонения от точки прицеливания. Идея использования пускового контейнера в качестве части пусковой трубы позволяла снизить вес пусковой установки, повысить скорость перезарядки, надежность хранения и транспортировки ракет. В результате были разработаны достаточно детальные требования для противотанкового комплекса на основе концепции TOW. Эти требования в 1961 году были разосланы в адрес более 40 фирм, с предложением представить концепцию будущей системы и представить программу по ее внедрению. Неизвестно, какое количество из этих 40 фирм обладали реальными возможностями разработать что-либо подобное, но на конкурс было представлено 18 предложений. И именно вариант от Hughes Aircraft в конце концов понравился военным: «Классная дудка! Но тяга и так хорошая, поэтому трубу можно будет сделать и покороче!».

 

Макет будущей системы TOW.

 

Поскольку по макетам очень трудно оценить реальный потенциал будущей системы, то в таких случаях секрет успеха кроется в правильном маркетинге. Когда какую-то систему представляют черный и белый солдат.

И при этом они еще меняются местами, показывая, что черный может быть не только заряжающим, но иногда и глядеть в дырочку.

То зарубить продвижение подобного проекта на сто процентов никто не рискнет. (Правда, сейчас для гарантированного успеха на демонстрации потребуются, как минимум, черный гей с белым трансгендером и обязательно радикальная феминистка в качестве режиссера ролика.)

В итоге, по результатам конкурсного отбора, Hughes Aircraft в 1962 году заключила первый из серии контрактов, которыми сопровождалась разработка системы TOW. После нескольких попыток был окончательно утвержден календарный и финансовый план, согласно которому к февралю 1965 года должен быть одобрен выпуск пробной партии TOW, а стоимость разработки до этого этапа составит 51 377 000 долларов.

 

1964 год, прототип будущей системы TOW.

 

Тот же самый прототип и тот же самый дядька, только в лесу.

 

Еще одна группа солдат с прототипом.

 

При разработке TOW основные проблемы возникли в области достижения требуемой надежности. В ходе борьбы за ее повышение элементная база комплекса выросла более чем в четыре раза (с 136 до 591 компонента), но все равно никак не удавалось достичь требуемых показателей надежности. Ракета для нового комплекса оставалась основным источником проблем. Чаще всего рвалась леска, и рыба уплывала вместе с крючком. Провода управления, катушки и места их крепления к ракете оставались самыми ненадежными местами. Причина заключалось в том, что военные захотели от TOW почти вдвое большей дальности, чем у французской SS-10/11, а это вылилось в существенное увеличение стартовых перегрузок. В результате до этого надежное управление по проводам стало основным источником головной боли. Вторым по количеству отказов был тепловой маяк - проклятая лампочка так и норовила разбиться при старте. Кроме того, иногда прогорали сопла двигателя ракеты из-за бодяжной солярки. Все эти беды роняли уровень надежности до 50-60 процентов, что никак не устраивало военных. Еще одной проблемой было небольшое превышение требуемого веса как самой установки, так и ракеты, но на фоне низкой надежности на это просто не обращали внимания.

 

10 сентября 1965 года, Redstone Arsenal, Alabama.

 

 

 1966 год, испытания продолжаются…

 

15.08.1966, полигон White Sands Missile Range (WSMR), стрельбы с мобильной платформы (М274).

 

1 марта 1967 года, если инженеры не могут помочь решить проблемы TOW, то, возможно, в этом помогут фотографии с кинозвездами? По каким-то причинам (секретность?) фотография отзеркалена – прицел находится с другой стороны установки.

1 марта 1967, еще одна фотография из фотосета с кинозвездами, и на ней прицел тоже с другой стороны. Впрочем, судя по жестам, это вполне может быть не отзеркаленная фотография, а именно перевешенный на другую сторону прицел.

 

 1969 год, одни из последних испытаний прототипа TOW перед выпуском опытных партий.

 

Раз за разом крутился замкнутый круг: доработка – стрельбы – недостаточная надежность – новая доработка, когда, наконец, в мае 1966 года, после реализации очередной программы улучшений, не были продемонстрированы показатели надежности в 74%, которые более-менее устраивали военных. В 1967 году была запущена в производство серия ракет Golden 400, которая показывала надежность уже на уровне 85 процентов и выше. Именно эта серия впоследствии и была запущена в производство. Параллельно с борьбой за надежность велась разработка комплектов для установки комплекса TOW на транспортные средства, ночного прицела и комплекта для установки на вертолет.

И вот, в тот самый момент, когда уже решался вопрос об утверждении контракта на производство, программа SHILLELAGH едва не похоронила TOW. SHILLELAGH MGM-51 – это управляемая ракета для стрельбы через ствол танковой пушки.

 

Пусковой контейнер ракеты SHILLELAGH MGM-51.

 

Легкий танк M551 General Sheridan проектировался как основной носитель для платформы SHILLELAGH.

 

Производство ракет по проекту SHILLELAGH было запущено еще в 1964 году, и теперь в чью-то светлую голову пришла мысль, что финансирование двух программ по управляемым ракетам будет слишком затратным для военного ведомства. Должен был остаться только один, а поскольку по программе SHILLELAGH наряду с противотанковым велась разработка и ядерного боеприпаса, то выбор был очевиден. Впрочем, обсуждение в конгрессе шло с таких позиций, что расчетная стоимость будущего комплекса SHILLELAGH, адаптированного для стрельбы с наземной установки и мобильных платформ (CVWS – Combat Vehicle Weapon System) будет дешевле, чем уже практически готовый к эксплуатации TOW. Борьба была упорной, сторонники экономии денег никак не хотели сдаваться, и только после проведения ряда тестов и расчетов, которые показали, что конвертация SHILLELAGH в наземную установку технически возможна, но это потребует еще не менее 4 лет и при этом результат по стоимости вряд ли будет дешевле TOW, было принято решение об утверждении TOW в качестве противотанкового средства пехоты и для мобильных платформ. Оставалась не решенной судьба вертолетных комплектов TOW, но их удачный дебют во Вьетнаме (а именно там, в вертолетном варианте и состоялось первое боевое применение TOW) поставил окончательную точку в этом вопросе. Стоит отметить, что по иронии судьбы первое боевое применение TOW было по американскому танку М41 – трофею северовьетнамцев.

А если кого-то интересуют подробности того, как сделать так, чтобы за задание, выполненное с опозданием на 38 месяцев (выпуск пробной партии был одобрен только в апреле 1968), и при этом не полностью соответствующее требованиям технического задания, заплатили почти вдвое больше, чем обещали (окончательная стоимость разработки до выпуска пробной партии составила 102 285 000 долларов при первоначальном бюджете в 51 377 000 долларов), то ему стоит почитать вот эту увлекательную книжечку.

 

 

В 1970 году, через два года после начала выпуска пробных партий, под названием «тяжелый противотанковый комплекс BGM-71 TOW» система была принята на вооружение.

Согласно принятым стандартам, на этапе проектирования, как и у всех экспериментальных разработок, аббревиатура начиналась с «Х» (XBGM-71), после принятия на вооружение Х убрали и осталось BGM-71. Буквы G и M в аббревиатуре – это очевидное сокращение от Guided Missile - управляемая ракета. Насчет буквы В обычно пишут, что эта литера традиционно используется для обозначения разработки платформы для управляемых ракет (Base?). Но мне кажется, что на самом деле это сокращение от Badass.

Итак, производству был дан старт, и на заводе закипела работа.

 

Комплекс пользовался популярностью и поставлялся не только в армию США, но и союзникам по НАТО. И уже в 1975 году можно было наблюдать, как папы современных немцев катались по полигону на папе современных квадроциклов, с установленным на нем папой всего семейства TOW.

На установке отсутствует ночной прицел, который будет принят на вооружение только в 1980 году.

 

У всего семейства комплекса TOW одинаковая принципиальная схема работы. Оператор наводит прицельную марку на цель и нажимает на курок. После этого из пускового контейнера в сторону цели стартует ракета, в задней части которой располагается тепловой маячок. Система наведения «смотрит» на него и определяет положение ракеты относительно прицельной марки. Если ракета отклонилась от точки прицеливания, по проводам передается корректирующий сигнал и ракета «подруливает» к точке прицеливания. Таким образом, задачей оператора является простое удержание крестика на цели, а задачей системы наведения – попадание ракетой в крестик.

С момента принятия на вооружение комплекс постоянно совершенствовался. Изменения касались как используемых ракет, так и пусковой установки.

Начнем с ракет. Их номенклатура достаточно обширна, но можно выделить основные классы.

TOW, или как ее еще иногда называют TOW Basic. Эта серия маркируется как BGM-71A (или BTM-71A для практических ракет). Первоначально ракета имела радиус действия в 3000 метров, в 1976 году он был увеличен до 3750 метров (BGM-71В). Такую же дальность пуска имеют и все последующие поколения ракет, за исключением категории AERO, появившейся в 2007 году. Дальность пуска для этой категории составляет 4000 метров. Корпус TOW Basic имеет диаметр 6 дюймов, головная часть – 5 дюймов. В ней находится ударный взрыватель, приводящий в действие кумулятивный заряд с массой взрывчатого вещества 2,4 кг. Это обеспечивает табличное пробитие в 430 мм брони.

Основные узлы и вид ракеты семейства BGM-71A в разрезе.

 

Внешний вид ракеты семейства BGM-71A.

 

Ракеты данной серии выпускались до января 1976 года, но считается, что на складах все еще могут встречаться запасы как в боевом, так и в практическом (учебном) исполнении. Используются только для целей обучения и тренировки.

Как обычно, через некоторое время военные заявили, что «маловато будет» и в 1981 году появилась модификация Improved (улучшенная) TOW или ITOW BGM-71C. (Тренировочная версия - BTM-71C) Основное улучшение ракеты – это выдвигающийся после запуска нос-штанга с детонатором на конце. Его наличие позволяет осуществлять подрыв кумулятивного заряда на оптимальном расстоянии от брони для улучшения характеристик пробития. За счет появления носа вес заряда ВВ снизился до 2 кг, но при этом за счет подрыва на оптимальном расстоянии, табличное пробитие возросло до 600 мм.

 

 

Внешний вид ракеты семейства BGM-71C ITOW.

 

 

Внешний вид и маркировка пускового контейнера семейства BGM-71C ITOW.

 

Ракета также уже снята с производства, но указывается, что еще могут быть остатки на складах, используемые в учебных целях.

Следующим шагом в развитии явилась принятая на вооружение в 1983 году серия TOW-2 BGM-71D. (BTM-71D в практическом исполнении). У ракет этой серии диаметр головной части был увеличен до 6 дюймов, что позволило увеличить вес заряда, и был добавлен второй маяк в заднюю часть ракеты. Причины увеличения заряда вполне очевидны, а по поводу второго маяка стоит объяснить подробнее. Старый маячок представлял из себя колбу, заполненную ксеноном. При подаче напряжения на электроды возникал разряд, и она начинала «светиться» в диапазоне ближнего инфракрасного излучения. Сигнал маяка был простой, не модулированный. В ходе эксплуатации выяснилось, что из-за одинаковых сигналов маяка у всех ракет, нельзя располагать рядом две пусковые установки. Точнее, располагать-то можно, вот только стрелять одновременно нельзя, так как пусковые установки были не в состоянии отличить сигнал маяка своей ракеты от чужой. Поэтому в наставлениях запрещалось располагать пусковые TOW ближе 300 метров друг к другу. Кроме того, если противник знал диапазон излучения маяков, то он мог легко «заглушить» их с помощью мощных излучателей, работающих в том же диапазоне. В дополнение к перечисленному, излучение в ближнем ИК диапазоне достаточно плохо проникает сквозь пыль, дым, туман. Для решения первой проблемы сигнал ксенонового маяка сделали модулированным, это устранило проблему близкого расположения пусковых установок и примитивные «глушилки» стали неэффективными. Для устойчивой работы в условиях плохой видимости был добавлен второй маяк, работающий в длинноволновом диапазоне инфракрасного спектра. Такое излучение хорошо проникает сквозь дым, пыль, туман, что позволяет точно отслеживать положение ракеты даже в условиях плохой видимости. Увеличение диаметра головной части позволило увеличить массу заряда до 3,1 кг, и пробитие брони увеличилось до 900 мм.

 

 

Внешний вид ракеты семейства TOW-2 BGM-71D.

 

 

Внешний вид и маркировка пускового контейнера семейства TOW-2 BGM-71D.

 

Как и ракеты предыдущих серий, TOW-2 BGM-71D уже сняты с производства, а оставшиеся в наличие запасы используются для тренировки расчетов.

Развитие композитной брони и динамической защиты привело к появлению очередной модификации ракеты. В результате в 1987 году появилась серия TOW-2A BGM-71E. В этой серии на конце выдвижного носа ракеты появился небольшой предварительный заряд, вызывающий преждевременный подрыв элементов динамической защиты. За счет появления предварительного заряда масса взрывчатки в головной части увеличилась до 3,2 кг, при этом сохранилось пробитие брони в 900 мм, но уже за динамической защитой.

 

Внешний вид ракеты семейства TOW-2A BGM-71E.

 

 

Внешний вид и маркировка пускового контейнера семейства TOW-2A BGM-71E.

 

Ракеты последних поколений данной серии производятся до сих пор.

Серия TOW-2B BGM-71F была разработана в 1992 году, в первую очередь для атаки целей, укрытых в капонире или за насыпью. Особенность ракет этой серии заключается в том, что полет осуществляется на высоте 2,5 метра над линией прицеливания. Ракета имеет оптический (контролирующий высоту профиля полета) и магнитный датчики, при одновременном срабатывании которых в момент пролета над целью осуществляется подрыв. В головной части установлено два направленных вниз ударных ядра, осуществляющих поражение цели. Для увеличения вероятности попадания при пролете над краем цели оси ударных ядер ориентированы с небольшим смещением друг относительно друга. В носовой части также установлен ударный детонатор для подрыва при прямом ударе в цель. Ракеты данной серии не должны запускаться в цель над дружественной или уже подбитой техникой, чтобы не допускать ложного срабатывания. Головная часть содержит 2,4 кг ВВ, данных о величине пробития брони нет.

 

 

Внешний вид и устройство ракеты семейства TOW-2B BGM-71F.

 

 

Внешний вид и маркировка пускового контейнера семейства TOW-2B BGM-71F. К традиционному буквенно-цифровому обозначению добавлен значок с танком и пролетающим над ним шурупом.

 

Декаль для маркировки пусковых контейнеров TOW-2B.

 

Семейство TOW-2B AERO, предназначенное для использования с вертолетов, может быть также использовано и в наземных установках. За счет использования аэродинамического обтекателя на носу ракеты удалось повысить дальность пуска до 4000 метров. К этой серии относятся модели BGM-71F-3, BGM-71F-4, BGM-71F-5 BGM-71F-6.

 

Внешний вид и маркировка семейства TOW-2B AERO. Стоит обратить внимание на выпуклую горизонтальную полосу на пусковом контейнере, расположенную рядом с коричневым кольцом и предназначенную для тактильной идентификации в условиях недостаточной видимости, и на отличия разъемов для моделей различных поколений.

 

 

Для ведения боев в плотной городской застройке (Military Operations on Urban Terrain - MOUT) была принята на вооружение серия TOW-BB BGM-71H. BB – это сокращение от Bunker Buster. Эта ракета предназначена для поражения целей в укрытиях, разрушения каменных стен и поражения любых небронированных целей в условиях городских боев. Ракеты этой серии предназначены для использования преимущественно из комплексов, установленных на бронированных носителях, незащищенные дружественные силы должны располагаться на расстоянии не менее 120 метров от места пуска. Ракета несет осколочно-фугасную боеголовку с 3,2 кг ВВ, которая пробивает 200 мм бетона с двойным армированием или полуметровую земляную насыпь.

 

Внешний вид и маркировка TOW-BB BGM-71H. На контейнере нанесены две вертикальные полосы для идентификации в темноте и прямоугольный значок для быстрой визуальной идентификации.

 

В 2006 году для семейств TOW-2А и TOW-2В была разработана модификация RF. Ракеты этой модификации управляются не по проводам, а по радиоканалу. Отличить ракеты данного типа можно по индексу RF в конце номера модели.

Также велись разработки по модернизации TOW по программе «выстрелил и забыл». Ракеты этой серии должны были получить индекс FF (Fire and Forget). Но в 2002 году, до момента принятия на вооружение финансирование программы было свернуто.

 

Ракеты основных семейств TOW, сервированные на одном столе.

 

Кроме модернизации ракет постоянно происходила модернизация и пусковых установок к ним.

Следует напомнить, что комплекс TOW разрабатывался как некая платформа, с возможностью размещения на различных носителях – стационарных, колесных и гусеничных. С самого начала разрабатывались комплекты для установки на М113 АРС (комплект М-233), на М274 MULE (комплект М-225) и на пару джипов М151 (один с пусковой установкой, а второй – для боекомплекта и двоих членов расчета, комплекты М-232 и М-236 соответственно).

 

TOW первой серии M151 Е2, установленный на М113.

 

Тоже М113, только на этот раз уже с установкой TOW следующего поколения.

 

1987 год, TOW на М113А2, Португалия.

 

1972 год, Вьетнам, TOW M151. На переднем плане две машины с боекомплектом, машина с пусковой – третья.

 

1975 год, TOW M151, учебные стрельбы в Camp Lejeune, Северная Каролина.

 

1982 год – спустя 10 лет все так же в строю.

 

Сентябрь 1982 года, Бейрут.

 

1987 год, Marine Corps, TOW M220 А2 с ночным прицелом.

 

Позже на смену Jeep пришла платформа HMMWV М966/М1045.

 

2009 год, испанские морские пехотинцы на пляже.

 

Стрельбы практическими ракетами в пустыне Невада, Army Ammunition Depot Hawthorne.

 

Прототип TOW, установленный на платформе MULE М274.

 

А это уже MULE, из корпуса морской пехоты, только со следующим поколением пусковой TOW.

 

FAUN KRAKA 640 - немецкий вариант MULE, разработанный для авиадесантных подразделений. Именно он так лихо рассекал на полигонных съемках в 1975 году.

 

В 1989 году в Бундесвере наконец появилась платформа Wiesel - авиадесантная легкобронированная гусеничная машина для установки различных видов вооружения, в том числе и TOW. Работы над ней начались еще в первой половине семидесятых годов. Глядя на получившийся результат и соотнеся его с затраченным на разработку временем, невольно вспоминаешь мудрость Jim Beam: «You always come back to the basics». Стоило тратить столько времени и денег, если конечный результат был известен заранее?

 

 

Но, как бы то ни было, Wiesel прочно прописался в Бундесвере.

 

Wiesel в составе германских сил в Афганистане.

 

А это уже Литва, 2015 год, совместные учения противотанкистов.

 

Несмотря на несколько ироничный тон, на самом деле мне понравился маленький юркий «Wiesel», и когда я выйду на пенсию, то обязательно куплю себе такой, чтобы ездить на охоту. Поэтому вот еще несколько фотографий Wiesel для ценителей.

 

У этого Визеля другой номерной знак, а это значит, что немцы сделали их как минимум уже две штуки.

 

И они не только ездят по дороге, но даже иногда и стреляют. (А замочки на него навешали вклюбленные пары нацгвардейцев?)

 

Интересно, за такую парковку в Бундесвер приходят штрафы?

 

Ну и куда же без классического: «Три танкиста, выпили по триста…»

 

Спят усталые игрушки…

 

Кроме «Wiesel» в бундесвере под TOW была приспособлена еще одна платформа – Jaguar-2. Первоначально Jaguar-1 разрабатывался под ПТУР собственной разработки - HOT, но, видимо, по настоятельной просьбе партнера (исключительно для целей унификации и упрощения логистики), приспособили Jaguar под американскую систему.

 

Этот экземпляр из танкового музея в Мюнстере, но, возможно, что при немецкой бережливости еще отыщется что-то на ходу и в войсках. Для тех, кто не смог рассмотреть установку на крыше, наш корреспондент сделал снимок покупнее.

 

Голландцы не стали разрабатывать под TOW новую платформу, а для начала решили потренироваться «на кошечках» и сделали на земле деревянную рамку, соответствующую размеру люка стоящего на вооружении бронетранспортера, чтобы посмотреть живьем, насколько удобно будет пускать TOW через такую дырку.

 

Как можно заметить, на заднем плане стоит АМХ-13 VCI, а вот габариты деревянного люка больше похожи на люк выпускавшегося во второй половине 60-х колесного бронетранспортера DAF YP-408. В результате подобных тестов голландцы не смогли сделать выбор в пользу одной платформы, и по итогу установили TOW на обе машины.

 

Установка TOW первой серии М151, смонтированная на крыше АМХ-13 VCI.

 

К этому времени на AMX-13 VCI уже устанавливались и SS-11, и ENTAC, так что когда дошла очередь до установки TOW, уже был накоплен большой опыт его использования в качестве противотанковой машины.

 

А это уже следующее поколение TOW катают на AMX-13 VCI.

 

Вариант в засаде. На страже Гааги от бесчисленных танковых полчищ красных.

 

А вот так выглядела установка TOW на DAF YP-408 PWAT.

 

Эта же самая машина, только с другого ракурса.

 

Еще один DAF YP 408 с установкой TOW.

 

Похоже, что даже в стране тюльпанов и конопляных полей служба у противотанкистов была не сахар.

 

Сейчас DAF YP-408 PWAT - обитатель музеев, последний из них был снят с вооружения в 1990 году, хотя говорят, что в Суринаме они еще бегают.

 

А не так давно можно было встретить DAF YP-408 PWAT в составе миротворческих сил в Ливане.

 

По мере того, как все тяжелые железки подходили под списание, голландцы начали установку TOW на более легкую технику.

 

Такой вот вариант дорожного патруля. Ценители Мерседеса без труда узнают любимую марку даже под маскировочной накидкой.

 

Для тех, кто не разглядел подробностей на предыдущей фотографии: голландцы в Ираке в составе Stabilization Force in Iraq.

 

Канадский вариант для авиадесантных сил на базе Volkswagen Type 183 ILTIS

 

Первое, что приходит в голову при виде такого, это почему до сих пор нет аналогичной версии на базе ЛуАЗа?

 

Bradley стреляет ракетами TOW на стрельбах 2016 года.

 

Нельзя не упомянуть о размещении TOW на полноценных боевых машинах, хотя в этом случае общим является только использование одинаковой линейки ракет. Модуль для загрузки пусковых контейнеров к машинам подобного класса разрабатывался отдельно и не имеет ничего общего с установками на треноге.

 

Ну и, конечно же, Stryker М1134.

 

На фоне всех этих современных платформ не стоит забывать и про более традиционные и проверенные временем.

 

Учебный центр корпуса морской пехоты в Афганистане.